m_v_dmitrieva (m_v_dmitrieva) wrote,
m_v_dmitrieva
m_v_dmitrieva

День бабьего лета

Рабочая неделя закончилась  в Химках - в газетном  отделе. Смотрела ташкентскую газету "Правда Востока" и еще по мелочи, досмотры-пересмотры. Домой приехала, возилась с текстом для одного уважаемого издания - нежно рубила "хвосты", но до конца не доработала, подписи оставила на завтра. Завтра все равно день рабочий - выпадение в Булгакова. Так завтра и снабдим иллюстрации подписями, сегодня я своей голове - "заварушке" - больше не доверяю.
В понедельник прошедший, 16 сентября, встретила родителей. Приехали на три дня. В жизнерадостных сумках (клубничный орнамент) - мед, малиновое варенье, помидоры в вишневых листьях. Обнялись на вокзале. Сумки поставили "на колесики" - докатили быстро.
Мама купила мне розы, благоухающие (другого слова не нахожу) по-настоящему. Бархатом природы. Тонким. Давно я таких цветов в свой день рождения не получала.
Дома, быстро разгрузив сумки, - за стол: уха, грибы, рыба в овощной накидке, цыпленок в маринаде (оливковое масло, базилик, чеснок, лимонная цедра). Водочка и разговоры. До пяти часов утра. Обо всем - с перескоками, с перекурами, с невозможностью время остановить. Родители утеплились - в спортивных жилетах, седые оба.  Отец взялся все чинить: дверь в Вовкину комнату ("надо петли купить"), штору в ванной надо повесить, надо купить новый совок и картину, ту, что в коридоре, переместить в комнату. На картине - вечер: стога летят по полю, лес мерещится, солнце, одним мазком, уходит в ночь. Ночь, не глядя на циферблат, захрустела соленым огурцом. Настырным переводчиком этой осени выступает зима. Чужая.
Во вторник приехал Илья. Привез маме хризантемы - белые, разбавленные красным. Необычные. Мама сказала: "Красивые цветы". Замелькали библейские сюжеты, Израиль, Кьеркегор и "мы все тебя, Маша, любим" (Илья).  Мама пела романсы. Отец подпевал.  Жалко, нет у меня в доме гитары (у родителей есть). Проводили Илью, помолодевшего лицом от ненадобности быть не собой.
В среду выпрыгнуло солнце. Бабье лето. Поехали на кладбище в Островцы - на бабушкину могилу. В бумажном пакете отец вез землю, которая участвовала в отпевании маминой сестры, моей питерской тетки, погибшей страшно и нелепо. Водитель маршрутного такси, высадив всех пассажиров на конечной остановке "Спартак", вдруг сказал: "Я довезу вас до перекрестка, там доедете на автобусе до Островцов". И рванул к перекрестку, до которого еще ехать и ехать. Он довез нас до него. Если бы не пробка, так и совсем бы довез, но... мы благодарили водителя, а он не хотел брать денег: "Не надо, не надо".  До перекрестка шли по хлипкой обочине. В грязи  кто-то рассыпал карточную колоду. Новую. В самой ее середине лежала мельхиоровая чайная ложка, с цветами чертополоха (васильков?) на ручке-лопаточке.  Конечно, ложку-чертополох я взяла с собой. На память.
На кладбище порхали бабочки. Мама сказала: "Если бы все было так просто, тогда незачем было бы жить".
В четверг, кончились отгулы, я поехала на работу. На работе сослуживцы подарили мне растение с листьями, похожими на птичьи: на далекой Амазонке не бывал я никогда. Вечером мы с калатеей, так называется растение-подарок, поехали на вокзал, провожать родителей.
Теперь будем бежать, скучая, до зимних каникул.



   
Tags: Быково, Дедуль-бабуль и Вовка, Дорожное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments