m_v_dmitrieva (m_v_dmitrieva) wrote,
m_v_dmitrieva
m_v_dmitrieva

Category:

Продолжение Франца

Как далеко, как близко
У Франца была подруга, которую он, только ради удобства, пробовал презирать. Звали ее Татьяна Редько. Иван Борисович звал ее просто Тетя.
Тетя работала на чужого дядю, богатого любителя тантрических свобод. Дядя состоял в партии нефтяных загадок и чисто брился. Имя его засекретили на сто лет вперед хитрые гномы смысла и кипучего южного темперамента. Жены дяди, покидаемые им сразу после рождения очередного дядиного отпрыска, боялись увидеть его во сне. Только Тетя его не боялась, подчинившись, раз и навсегда, гладкому как шар слову «пропаганда».
Татьяна Редько производила (этот процесс иначе не назовешь) для дяди его историю: сочетая ее с историей страны в странных и нелепых рисунках, в которые никто не хотел верить, но каждый хотел быть нарисованным в них какой-нибудь не большой, но очень важной деталью.

Жалобные частушки неизвестного автора (из конкурсных материалов):

Эх, букашка-таракашка, дробная козявочка.
Ты куда же заползла, девочка-дырявочка?
-- Я иду, чтобы идти, ради ножки тоненькой.
Дайте мне, куда ползти, одинокой,
                                             стройненькой.


Великих умерших и их славных потомков, завернувших из литературы в реальные сюжеты программных статей и важных интервью, Татьяна Редько ровной строчкой, уверенно и ловко пришивала к таинственным делам дяди (имя дяди при этом нигде не упоминалось, но присутствовало: достаточно знать, и правильно расставить точки).
Если кто-то из великих умерших сопротивлялся новому крою Тети, она наказывала его забвением: некогда, некогда сверяться по сверхточным часам. Полоумные (недовольные своим умом) и прочие белые-пушистые идут – своими хилыми, бесславными путями -- вне публичных дискуссий и зачатков гражданского общества. Тетя делала атмосферу в стране. Какая это собачья работа, сколько сил и смекалки требует расширение «щели протеста». Дядя признавал в реальности пропаганды лишь одно условие – любой текст, любое слово обязано служить стилистике команды, эйфории, не имеющей самостоятельного ускорения куда-либо. Все должно быть управляемо в небольшом поселке Нижний Вый, модели национальной местности.
Любимым писателем дяди был давно почивший в бозе Рубин Горин, и Тетя назначила его, автора топорных детских книжек, замызганных -- постранично -- колченогими идеями светлого завтра, гениальным стилистом на все времена. Рубин Горин был доволен своим назначением: страшная его биография, с потными от крови, слабыми ручками, нервными срывами и недобрым пьянством, залегала на дно. На поверхности двигался, улыбаясь кукольными парусами, белый кораблик чистой детской дружбы. До тошноты коллективной. Ах, Тетя, каков из нее вышел славный работник. Профессиональный боец, осмысленный текущей политической ситуацией и памятью о вечной власти.
Франц иногда звонил Татьяне Редько. Тетя иногда звонила Францу. Их дружба, связь, теперь была исключительно телефонной. Каждый из них, дойдя до возраста, ночами все чаще воскрешающего маму, любил свою жизнь в тех привычках, которым следовал. В первую очередь, чтобы не навредить окружающим.
Иван Борисович с отвращением погрузился в работу, предоставленную ему редактором Чередой. Читая пьесы, присланные на конкурс «Действующие исполнители», творясь с гадким восторгом в слабых комедиях и драмах из офисной жизни, Франц не мог и не хотел менять тяжелые правила маятника. Зарабатывая очки старости, он мечтал о гибели Рубина Горина в жаркой пучине домашнего борща.
Тетя умела готовить. Иван Борисович помнил ее наваристые шедевры: рассольник, солянку мясную, борщ и мягкую кашу с постной говядиной, подчеркнутую аккуратным соленым огурцом. Человек хотел, чтобы в доме («но, позвольте, только в обеденный час») пахло харчами. Он хотел насыщаться вовремя, а не как попало.
Когда-то так и было. Тетя поддержала Франца в сложный период его ухода за кулисы профессиональной словесности. Она вдруг, неожиданно для самой себя, отвлеклась от всесильного дяди в пользу иного лица, Ивана Франца. Татьяна Редько пожалела способного человека.
Тут то и подтвердился механизм проклятой ловушки: только тронь меня, себя пожалеешь. Не так давно, как кажется многим, Татьяна Редько появлялась в квартире Франца пятничными вечерами. И оставалась на выходные. Вместе с ней в пространство Франца входили запахи щедрой кухни, разнообразие обеда и ужина, легкость позднего завтрака. Иван Борисович ждал выходных и ненавидел себя за внезапную подчиненность Тете. Он придумывал ее недостатки. Охотно, с изощренным (много занятных деталек, "говорящих о") пафосом осторожного человека, он воображал ее, то охотницей до чужих квартир, то драной кошкой, поздновато претендующей на семейное гнездо. Так, сочиняя несложность Татьяны, он быстро довел ее образ до презрительного прозвища «Тетя». Когда Францу особенно скучалось все дни -- до встречи с Тетей, при встрече с ней получалось длинное приветствие:
-- Эй, Тетка, привет, глупая баба. Как живешь, безумная трещетка? Не голодаешь поди, старая жопа?
-- Все валяешься, -- слышал он в ответ.
Тетя сносила презрение Франца терпеливо и нервно, в свободное от работы время готовя ему борщи и разбирая его архив. Большие и малые ящики с одинаковой надписью «Почта России» она кое-как заполняла пакетами с фотографиями, вырезками, записными книжками и желтыми письмами. Дядя, сквозь несуществующие трудовые пальцы, холодно смотрел на увлечение идеологического солдата Татьяны Редько. Он готовил ей новое задание: политизация аморальности оппозиции в ответ на политизацию аморальности власти. Думай, Тетя, не забудь февральские уроки.

ТОР-10 любовных игр от индийских гуру (из раздела «Новости» популярного информационного интернет-издания).

«Голый баскетбол»

Для этой игры потребуется мяч и баскетбольная корзина, подвешенная на стене дома или во дворе (лучше не играть ночью, если вы живете на первом этаже).
Можно играть на раздевание, можно играть обнаженными. За каждый удачный бросок или за победу в игре полагается любовная ласка.
Эта игра только на первый взгляд может показаться скучной. Спортивные состязания со стриптизом очень увлекательны, полагают на родине «Камасутры».


Пятница за пятницей, суббота за субботой. Прошел год, за ним другой пролетел, шелестя полумертвыми словами языка феринг. Франц с удивлением замечал, что в презрении к Тете достиг некоего предела, после которого «необходимый минус» неизбежно превращался в обязательный плюс. Невыразительный сценарий жизни менял и выменивал одиночество человека на легкое подобие любви. Иван Борисович больше не мог презирать Татьяну Редько за ее супы, за работу на дядю, за ее привычку все время куда-то спешить. Но и любил он ее не за это. А за что? Попробуй, разберись.
В момент осознания Францем неизбежности плюса, Тетя бежала с его корабля. Отчалила в легкой шлюпке. Исчезла из пятниц, суббот и воскресений. Остался только ее голос, звучащий время от времени в телефонной трубке. Причины исчезновения своей подруги Иван Борисович придумал за нее, но они все были какие-то мелкие, ненастоящие, как рассказы любимого дядей Рубина Горина.
В недавнем разговоре с Тетей Франц не сказал, что получил работу рецензента. Он вообще почти ничего не сказал. Потому что на этот раз она первая ему позвонила. Вот их короткий разговор.
Тетя:
-- Как живешь?
Франц:
-- Хорошо живу. Продолжаюсь как-то.
Тетя:
-- У меня грипп. Дали три дня на поправку.
Франц:
-- Один.
Тетя:
-- Что?
-- Франц:
-- Ничего. Давай, поправляйся.
Тетя:
-- Ну, пока.
Гудки в трубке. Начинающий драматург на 26-й странице подсказывает Францу нужные слова: «Без тебя очень плохо». Франц повторяет их про себя. Вслух же он произносит загадочное: «Как Лев Толстой». Франц, в общем, прав: Тетя с дядей не пропадет.
Tags: Иван Борисович Франц, Рассказ
Subscribe

  • Десятый день марта

    Десятый день марта День был так себе, не весенний. Зима не уходила, люди думали о зарплате: женщины и мужчины подмосковного города Великие Ваты…

  • А кроме того

    А кроме того Умер актер Кикин. В день его смерти, в конце февраля, отступили морозы. В город пришла весна. Вместе с ней выглянули из литературных…

  • Наша лебдя

    Наша лебдя В литературоведении есть такое понятие – «нулевой адресат». Например, пишет поэт стихотворение, обращаясь не к прошлым любовям и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments