?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
Другая жизнь
m_v_dmitrieva
Вернулась из отпуска. Сын встретил меня на вокзале, сумку с огурцами довезли – она не порвалась (обещала, что вот-вот порвется, но выдержала).
В поезде "Ульяновск--Москва" дочитала Трифонова «Другая жизнь» (перечитываю третий раз) и «Пса» Давида Маркиша. Герой Маркиша, Захар Артемьев, похож на меня: у нас ощущение дома одинаковое, «тихого счастья жизни», которое, не теряя своей крестообразной разметки, самым чудесным образом течет безболезненно, даже смиренно, вокруг тебя самого. «Другая жизнь» мне всегда нравилась – в ней время сдавлено, как во сне. Трифонов точно эту сдавленность и ущемленность изобразил.
На верхней полке душного поезда «Ульяновск--Москва» мне снился сон: в нем много знакомых, и все задействованы в каком-то костюмированном представлении: поют, смеются... загримированный под папуаса Д. жонглировал красными помидорами. Я во сне удивлялась: «Как хорошо идет представление, кто же написал его сценарий? Откуда у женщин такие сложные шляпы из бархата и такие спокойные глаза?»
Вовка купил большущий арбуз, уехал на работу. Мы с пекинцем гуляли по быковским окрестностям, только успели войти в подъезд – пошел, стеной, дождь.
Дома все без изменений: только фиалка на кухне цветет как-то слишком буйно – «шапкой». Зато два длинноногих паука, старые знакомцы, сидят в углу ванной комнаты.
Овощной суп уже сварен, сейчас буду разбирать бумаги: надо продолжать статью, начатую (кое-как) в отпуске.
Вовка привез от А. много интересных книг (А. уезжает и раздает свою библиотеку). Книги А. передал для нашего дедушки, на следующей неделе отправлю их в Ульяновск. Вовке достался двухтомник «Античная Греция» и «Греческая философия» (тоже – в двух томах).
Человек, говорят, за одну жизнь проживает несколько жизней. Подозреваю, что у меня началась новая жизнь: некоторые цели перешли в воспоминание. Стержень, правда, остался старый. Как сказал Кьеркегор: «Разочарование надеющихся индивидов всегда более переносимо. Потому несчастнейшего всегда следует искать среди несчастных индивидов воспоминания». И те и другие все время повторяются, испытывают на себе серый юмор судьбы (она любит, математическим стечением обстоятельств, намекнуть на чудо). У надеющихся индивидов ощущение собственного бессмертия – источник продленной молодости. Иван Бунин думал, что он – никогда не умрет (он сам в этом как-то признался, кому именно – не помню). Пока так думаешь – живешь и отвлекаешься от воспоминаний.