m_v_dmitrieva (m_v_dmitrieva) wrote,
m_v_dmitrieva
m_v_dmitrieva

Снег в городе

Выбралась сегодня в Москву, к своей старинной приятельнице. Электричку ждала почти час. В электричке слушала Алексея Германа, он выступал на "Эхе Москвы". Сожалела о Петербурге и о всех нас. Бедномордые мы какие-то. Никак не получается у нас (у них) сохранить что-нибудь для будущего.
Была в Питере в прошлом году, после долгого перерыва свиделись на три дня. Печальное было свидание. Лицо города и прочие его "органы" сильно подпорчены -- разъедены глупыми волями несложных людей. Город Санкт-Петербург превратился в показательную жертву настойчивых хулиганских выходок. С трудом нашла свою тетку и ее мужа, которых, опять же, чья-то безбожная воля забросила на старости лет в глубокую и некрасивую задницу  мусорных окраин. Раньше они жили на Фонтанке, в доме, где жильцами значились А. Пушкин и барон Корф. Теперь мои питерские родственники живут только до своей смерти. Тетка от тягот собственной биографии вернулась в беззаботное детство. Легко плачет, высоко смеется. Ее муж, вырвавшись из инсульта, окружил себя фотографиями ушедших из жизни друзей. Кот теткин, привыкший к историческому контексту набережной Фонтанки, вышел в узкое окно окраинной малогабаритки и не вернулся. Остались старички без кота и без себя самих.
В отдыхающей Москве хорошо, снегом вся украсилась. По снежному городу не идешь -- летишь, маленькой такой птичкой. Моя старинная приятельница живет на первом этаже странного дома, построенного "для обслуги". Точная дата постройки дома теряется в его безликости, в толстых стенах и неожиданных планировках квартир -- с широкими кладовками и узкими кухнями. Под окнами дома -- машины-иномарки, стоят плотно. Вороны на иномарки не садятся. Они по карнизам ходят, на козырьках подъездных сидят, так летают. Умные птицы знают, что будет, если позавтракать на крыше "Мерседеса". Убьют к чертям.
Старинная приятельница любит воронов за их ум, красоту и красноречивость походки. Вороны платят ей тем же -- не боятся, в ожидании пищи, смотреть в окно ее кухни. Хозяйка кухни часто делит с ними свои обеды. Иногда выдает им спецпайком вареное яйцо или краковской колбасы щедрый ломоть. (Вороны едят все, но особенно приветствуют дикую прелесть недоочищенных костей.) Зная об этом союзе человека и птиц, я, в порыве любви к чужой гармонии одиночества, решила отвезти воронам подарок -- голову осетра. Завернутая в фольгу, она лежит на моем балконе. Остальной осетр уже разошелся: тушка обезглавленного осетра, превратившись в отварную осетрину под грибным соусом, была съедена на Новый год. Голова только осталась. Я уже было положила ее в просторный пакет, но вовремя остановилась, сообразив, что невежливо дарить воронам большую голову осетра, не угостив мою старинную приятельницу, их подругу, скромным "туловищем" благородной рыбы. Так и поехала в Москву, без головы, но с солеными грибами и свежими газетами.
Tags: Москва, Петербург, После праздника
Subscribe

  • Орляк обыкновенный

    В выходные работала. Сегодня назначила себе выходной: получила вечером пять килограммов соленого папоротника — Pterídium aquilínum. Из…

  • Что говорят о тебе

    Наступило счастливое — чистое одиночество — подлинное. Наступило, а все же и нет. Снег не смягчает, увы, чужих рулад. Фундаментальная ошибка…

  • "И они были там..." (Вечер на Покровке)

    Во второй половине дня работала в Историчке. Потом прошлась по изменившейся Покровке: выше Маросейки я давно не ходила, а когда-то гуляла в этих…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments