?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Кровать
m_v_dmitrieva
Отработав в Музее МХТ порцию документов, пошла гулять. В оптике на Кузнецком заказала Вовану очки. Минус четыре у солдата. Медленно шла до метро и факты биографии Зощенко не выходили у меня из головы. Фрейд, уныло глядя на меня из темноты двадцатого века, тоже просился в мои размышления, но я шикнула на него: скройтесь, вы -- не острый гвоздь. Вспомнила, как мы с Н. Ц. были посланы Вайсом (главредом "Иностранца") к его знакомцу, Игорю Кону, для беседы. Меня поразил этот человек -- своей проницательностью. Еще не было у нас с Ильей никакого действенного романа, а Кон уже все предопределил (оставлю в пределах молчания то, что он сказал, но это было внезапно, в начале нашей беседы, и в точку). И репродукция над диваном -- портрет актрисы Жанны Самари. И толстенно-тяжеленный альбом "Мужское тело". И сам Кон, сухой и умный старичок (старичок -- только оболочкой), мне понравились в сочетании друг с другом.

Пока шла по Кузнецкому до метро, два человека обратились ко мне с просьбой: красавица попросила зажигалку, опрятная старуха -- денег. Обе пожелали мне счастливого вечера.

Ехала домой и слушала передачу о Валерии Борисовиче Агафонове, исполнителе романсов. Точнее, слушала его: "Отцвели хризантемы", "Капризная, упрямая...", "Мухи, как черные мысли...". У меня когда-то были почти все его пластинки. Куда они делись? Я его почтительно люблю и за жизнь его, такую несправедливо короткую, за то, что его нельзя было унизить, как сказала в одном из интервью его замечательная, красивая и умная, жена. Он ни на кого не обижался. И правильно делал.

Приехала домой. Пыталась собрать сломавшуюся Вовкину кровать. Она из детства сына, куплена лет пятнадцать тому назад. Узкая кровать, жесткая и теперь уже -- хлипкая. Развалилась кроватка. Собрать ее у меня не получилось. Под кроватью сидел в паутине, приветствуя меня молча, надежный паук.
Зощенко, однако, не зря завладел моим вниманием. Пойду его читать.