March 17th, 2014

Тише, все же, тише

Вечером гуляли с пекинцем по быковским окрестностям. Прихватили из дома пакет с мусором. Дошли до мусорных баков и увидели таинственную картину: один молодой человек держал фонарик и светил в нутро мусорного пакета, а двое других рылись в пакете - молча и тщательно. Что они там искали? Не знаю.

Сосед сверху опять пляшет. Музыкальное сопровождение - то же: ыц-ыц-ыц, вой сирены, ыц-ыц-ыц... Но тише, все же, тише.

Я уже привыкла и удивляюсь, если ночью - тишина. И от удивления, видимо, быстро засыпаю. Сейчас не сплю, включила настольную лампу. Думаю про Михаила Кольцова всякую банальщину. Например, какие разные бывают службы у таланта и т. д. В булгаковской библиографии - много имен настоящих, много псевдонимов и криптонимов (большей частью, раскрытых). Известных много имен и немало забытых. Люди, их носившие, писали про "контрреволюционные вылазки", про враждебность Булгакова советской власти, крепили идеологический фронт пролетарской казенщиной. Кто-то писал просто, кто-то - изощренно и даже талантливо, а кто-то вымученно (надо так). За этим алфавитным указателем - судьбы. Трагические - почти все. Больше половины писавших - расстреляны, остальные - побывали в лагерях. И только процента три, если в процентах, не прошли через ГУЛАГ, и, не задетые высшей сталинской мерой, умерли своей смертью. Всего три. С вернувшимися из ГУЛАГа - четыре.

Починок

Умер Александр Починок. Радовалась, слушая программу "Фискал" на "Эхе...", как дитя. Интересно было рассказчику, интересно было слушателям. Казалось бы, налоги... Привыкла, увлеклась историей налогов. Увлек Починок. Ему нравилось открывать историю хитрых и простых распределений. Очень жаль, что он ушел. Очень. Стать своим для многих - редкий дар.