August 24th, 2015

Умер Владимир Васильевич Герасимов

Сегодня узнала из ФБ, один хороший человек прислал ссылку: умер Владимир Васильевич Герасимов. Это он когда-то открыл мне Санкт-Петербург: его парадные подъезды и черные. Последний раз мы общались с Владимиром Васильевичем в прошлом году -- по телефону. Коротко. Страшный уход из жизни моей тетки, жены Герасимова, его подкосил, чего там. А до смерти жены он выкарабкался из инсульта с почти обездвиженным телом, но голова была светлой. Когда я приезжала в Питер (в 2010 году) мы встречались -- в квартире на окраине города, где тетка и Герасимов жили без кота. Кот, привыкший, видимо, к житью в коммуналке, в отдельной квартире жить не захотел и сбежал, сиганув в окно.
Мы выпили по рюмке. Я привезла варенье и чай, и икону, ее передали мои родители. И мы с Владимиром Васильевичем определяли ей место -- на книжных полках. Он показывал мне журналы, в которых были интервью с ним. И книги, в которых его благодарили. На шкафу и рядом (на стене) висели фотографии друзей Герасимова, уже ушедших из жизни. И он как-то тихо, без пафоса -- само собой, сказал: "Все ушли. Скоро и мне пора загибаться". Я его, осторожно так, обняла. Но все уже было сказано. И не нами.
И мы опять пошли к столу -- и за столом было весело... Никогда не забуду, горжусь зачем-то очень, что я была тем человеком, которому Владимир Васильевич, не говоривший на бумаге (см. "Заповедник" Довлатова), написал два письма. Редко чем так горжусь, честное слово. Я их даже в ЖЖ разместила.
Надо найти в домашнем архиве фотографии. Найду.
До встречи, Владимир Васильевич. Как-то так.