March 23rd, 2016

Тушино

Сегодня была в Тушино -- по рабочим делам. Впервые оказалась в этом районе Москвы. Ездила на улицу Свободы за книжкой. Она мне нужна для текста о коминтерновце Александре Гае (Меньшом). Собираю потихоньку о нем информацию -- продолжаю. Откликнулась Библиотека Конгресса (спасибо сотруднице библиотеки Анджеле Кеннон и моему другу Н.Ц., моему всегдашнему связному с англоязычным миром).

Одним словом, я увидела Тушино ранней весной. От метро и вдоль дороги, ведущей к жилым кварталам, -- люди, торгующие старыми ботинками, ложками, чайниками, керамическими медведями и оленями, значками, компьютерными приставками, какой-то женской ветошью... и страшными в своей оголенности куклами -- из чужого детства.

Торговцы -- старушки. У иных старушек в руках -- букет искусственных алых/желтых/белых роз. Цветы... цветы... цветы... преддверие Пасхи.

Я легко нашла улицу Свободы: она правее, у железной дороги. Здесь шиномонтаж, гаражи, мойка и сервисные центры. И никого -- безлюдно совсем. Сначала я ошиблась: позвонила не в ту дверь. Не та дверь молча открылась, и я увидела большущий ангар, пустой, и какие-то железные двери -- слева и справа, продлевающие пустоту этого странного места. Вширь. Их, по-моему, никто и никогда не открывает. Единственная дверь, которая открывается -- это вход в ангар. И та, как выяснилось, ведет куда-то не туда.

Нужная мне дверь была выше -- по лестнице на третий этаж, ярко-красные стены. И милейшая хрупкая женщина, встретившая меня с книгой в руках. Она сказала, что продает "библиотеку знакомого филолога". Я ей верю, так и есть: улица Свободы -- отличное место для нечаянных филологических поворотов (оборотов?).

Кто-то вчера положил мне на мобильный сто рублей. Из близких никто не признался. В альтруизм дальних, даже сторублевый, никто, включая меня, не верит, близкие было решили, что я призываю их сброситься по чуть-чуть. Захожу галантно издалека. Но сообща мы додумались до очевидного: кто-то просто ошибся. Деньги на мобильном есть.

В Новодевичьем. Рыцари и кора монастырского дерева

В начале марта побывала в Новодевичьем монастыре. Пусто еще в монастыре. На одном надгробии я прочитала: "Увидимся там". Когда получаешь такие телеграммы, не нервничай: ты сам напросился -- не ты вызвал почтальона, который ко всем приходит, сначала с коротким текстом, а потом... лучше не забегать. Ты сам на почту пришел за этой короткой запиской.
В храме Успения Пресвятой Богородицы с трапезной тихо: иностранцы сидят на лавках, свечи неровные оплывают... Под лестницей храма -- рыцари. Мне показалось, что они в раздоре. О чем-то между собой говорят, но не вслух.



А какое дерево растет в Новодевичьем. У него кора -- как книга с картинками. Как фильм про европейское счастье трех поколений (как минимум).