January 29th, 2021

Котомкин, роза, осень

Разбирала фотографии.  Если верить снимкам: осень 2020 года — это мой балкон, пейзаж за ним — дворовый. Символ осени — желтая роза, последняя в прошедшем сентябре, самая стойкая из шести моих роз, радовавших меня этим летом. Лиловый кот (Том Котомкин-Таврический), мой рабочий стол и то, что за ним: книги, картины/картинки, внегеографическое будто спокойствие. Книжные полки, картотеки — выборки судьбы, не слишком, надо сказать, честной. Так, так, так... поглядим, посмотрим. 

Если бы я была в Париже...

 Тот, кто иногда верифицирует здесь, а не в Париже, может понять не только чужой опыт, но и чужие утверждения о фактуальности, может запросто порассуждать о забавных наблюдениях всякой летающей над Парижем фанеры,  утешившись вполне обывательски тем, что наука — это один из многих способов рассмотрения вещей. 

Разложив по полочкам эмпиристов и семантиков, с трудом переведенный на русский язык Алберто Коффа сказал: наука — это тотальность методов рационального преследования знания. Не существует стандартов сверх и помимо науки: убеждения сравнимы лишь с убеждениями. Мир, слава Богу, все еще сам по себе.  «Утонченная метафизика» бытовала в прошедшей осени... свободно бытовала. 

Без инкорпорации  в научность -- в тотальность гармонизированных утверждений, я как бы заново удивлялась произвольности внешнего мира, «его величайшей иронии». Его, как ни крути, чудесной безответственности. 

Collapse )