?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Все чаще -- Теннесси
m_v_dmitrieva
Все чаще думаю о Теннесси Уильямсе: не о драматурге Уильямсе и его пьесах (хотя и о них тоже думаю), а об Уильямсе как таковом, о человеке по имени Теннесси Уильямс. Думаю так, как будто он был моим другом. И им остался.
Сегодня прочитала эссе Капоте -- воспоминание об Уильямсе, довольно светское, я бы так его определила: в нем много правды, которая ничего общего с правдой не имеет, если вы понимаете, о чем я говорю. Внешности много: густовато собраны публичные картинки -- Теннесси экстравагантен в ресторанах и в гостях (это не ханжество, это исключительно вкусовые дела). Но Капоте не виноват. Трудно написать сосредоточенный текст о том, кто был почти невыносим... кто был обидчив, застенчив и взрывоопасен одновременно. Нелюдим и, как говорил один мой знакомый, атаковат (от слова "атака") в делах сердечных.
Приближаться... к друзьям, слишком увлекаясь их сложным замесом, не всегда, может, и надо: лучше вот так, как Капоте, заметивший в конце своего эссе, что Уильямс -- это Бланш Дюбуа. Во многом он -- это она: в основном. Например, в его зависимости от доброты чужих людей, которую Уильямс не рассматривал как что-то постыдное, слабое, идиотское. Как то, что надо в себе изжить (так победим).
Теннесси Уильямс не рассматривал зависимость от других (привязанность к человеку и проч.) как антитезу самостоятельной личности. В противном случае он не написал бы ни строчки. Само собой, этот естественный закон взаимозависимости обычен не для всех пишущих. Но он дается не только автору "Стеклянного зверинца". Бери -- не хочу. Если сможешь. Бредни, что индивидуальность начинается с освобождения от нуждаемости в других. Это, извините, Эрих Фромм, но прочитанный не тем местом, которым обычно склоняются к тексту.

Хайдеггера я тоже часто вспоминаю (надо взяться за него снова) -- в связи с ситуацией вокруг разговора, распыленного в воздухе: о феномене мышления -- о научном мышлении и мышлении асистемном. Думаю, вслед за Хайдеггером, что именно асистемное мышление и является подлинно научным -- создающим. И в художественной словесности, и в науке, и везде. А не наоборот (примеры пока приводить не буду). Логика представляет собой "свод правил мышления", она -- не естественный закон мышления (мы мыслим между категориями, классификациями и структурами, мы между ними гуляем, бегаем, мы даже часто их избегаем сознательно, это не означает, что мы отрицаем порядок, но -- было бы что по полочкам раскладывать, вот в чем дело, а для этого надо самостоятельно гулять, имея нужную карту). "Свод правил" создают люди. Поэтому логика описывает "вовсе не то, как мы мыслим, а то, как мы должны мыслить". А если мы должны, то кому? Интересный вопрос.
Сегодня утром вместе с сотрудниками нашей библиотеки была на выставке Кранахов в ГМИИ им. Пушкина. Великолепная возможность (спасибо руководству РГБИ) и великолепная выставка (спасибо сотрудникам ГМИИ). Напишу о ней, но потом.