?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Славный имбирь
m_v_dmitrieva
Да, имбирь с трудом ладит с желудком, зато простуда отступает. Начинаю заваривать имбирь... болеть сейчас нельзя.
"Угостили" меня свежим номером журнала. В нем -- несколько рассказов. Один из них хорошо написан, только чужие грехи слишком документально сбиты, и потому злость у автора рассказа получилась какая-то жидкая, не вообще -- на несовершенство человеческой природы, а конкретно на глупую бабу, которая скоро умрет (ведь умрет же! поэтому -- возьмем ее за ее дурость, и потянем со всем пылом охлажденных, назидательных телес). Глупая баба все хорохорится, хуже бабочки, потому что нет в ней молчаливости, свойственной этим прекрасным крылатым существам. Живет от материи, а требует художественного горя. Вот ведь...
Предположим, это под Чехова рассказ: как Чехов типа, только еще гуще. Еще строже, еще холоднее. Рассказ написан женщиной. Про другую женщину, которая глупее и моложе. Вопрос у меня замаячил немедленно, как только я начала читать -- со второго абзаца чуть не спрыгнула: кто кого здесь надорвал, кто выпятился в пространстве, прошелестев упрямо и значимо?
По-моему, обе хороши. Но женщина, написавшая рассказ "под Чехова" -- ему несем, к Чехову не приблизилась. Наоборот -- приблизилась к той, у которой в голове -- сплошная мура: расчет, обиды, невнимательность к собственным детям, скачки по чужим семьям и проч. Ее жалеешь, так как она все равно достойна другого рассказа. И он уже столько раз создавался, смыкаясь над головами разумных и неразумных красавиц. Только не читали они про себя... они себя одинокими видят. Вот и Чехов их такими видел, он никого не учил. Сам учился. Всю жизнь. И как же это хорошо... Литература учит, но свободой -- свободе, она работает, как и история, с трагедией альтернативности. Ирония в ней так и блещет. Застой -- не обманет писателя. Но покой -- всегда влечет. Я сама бы сейчас на рыбалку поехала. Люблю смотреть на поплавок.
День сегодня был шустрый. Письма из библиотек и архивов. Мои ответы. В частности, про "Дни Турбиных" в Ленинграде. В воскресенье ночью отправила две новые главки к книжке "Борьба за роман "Белая гвардия..." (теперь в ней будет не 11, а 13 глав). Музей Булгакова решил переиздать книжку. Иллюстрации, само собой, тоже отправила. Самое интересное - впереди, сюжет постепенно расширяется. Не так быстро, как хотелось бы: что же, нельзя пугать. Надо знакомиться. А это процесс постепенный. Взаимный (между сотрудниками архивов и теми, кто составляет микросюжет, например). Надо объяснять. И делиться найденным, но лучше сначала отдать в предпечать. Я иногда нарушаю: эпистолярный пересказ (сухие рабочие моменты) многоточия все равно не отменит.