?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Служебный роман
m_v_dmitrieva
Я раз в год пересматриваю фильм Э. Рязанова "Служебный роман": мне нравится этот фильм. Казалось бы, не может он мне нравиться, а нравится. Очень! Убедительны герои Мягкова и Фрейндлих. Их любовь утрясается в нечаянных декорациях. Статистическое учреждение живет хором, секретарша Калугиной вяжет шапочку, разведясь с мужем.Уютный мир.
Секретарше и ее мужу, не до конца разбежавшимся, не достает ребенка. Конечно.
Линии служебного романа живут, сгущаясь в репликах. В образах. Подробности "дочитывает" зритель. И я дочитываю, как зритель.
За исключением одной, не слишком понятной, линии -- Рыжова ("в жутких розочках") и Самохвалов, карьерист с опытом зарубежных командировок. Бывшие когда-то сокурсниками, эти двое теперь сведены -- подтасованы в советском графике, нарушаемом из-за арбузов и прочих продуктов питания, не дающихся советскому служащему тихо. Надо добывать в 70-х еду: без оголтелой сноровки нет еды в холодильнике. Очередь за птичьей тушкой надо отстоять. Муж Рыжовой в санатории, дети хотят питаться, это очевидно. Но... почему же Рыжова -- жертва?
Любовь студенческая, Рыжовой к Самохвалову, воскресла. Верю. Бывает. Никогда не возбраняется. Что же не ладится в сюжете "Служебного романа"?
Да, любовь занялась "спустя года", но... какого, извините, черта, Рыжова пишет Самохвалову почти публичные письма интимного содержания? В рабочих орудуя пределах, надрывается интимный эпистолярий: фон воскресшей "любви" -- слякоть, дождь. Еще стихи, составленные не для секретариата. За кадром.
Пишет Рыжова любовные письма к Самохвалову, а написав, передает через секретаря статистической конторы. Зная, что их прочитают, что карьеристу Самохвалову будет неловко. Зачем? По-моему, даже если адресат свинтус и прочее, это негуманно. Во все времена. Хоть в какие, хоть в советские.
Несчастная, глубоко замужняя, Рыжова ведет себя не самым, скажем так, лучшим образом. Она же не из клиники для душевнобольных Самохвалову пишет. Знает, что ему будет от этих писем. Неловко ему будет. Коллектив узнает, начнет шелестеть упрямо. И где же любовь Рыжовой к Самохвалову? Не понимаю.
Может, она его хотела, как говорится, отбить? Тут я пас. Возможно, забывчиво зайдясь, иные женщины так и поступают. Но это не любовь, не она. Из таких словесных сгущений выходят, минуя лирику, письма в партком -- примите меры, граждане, я здесь.
Тут не заплачешь, а как-то тесно.
Я плакала на прошлой неделе, прочитав фрагмент письма Лючии Джойс. Отец (всё женихи подыскивались да шубы покупались, но не Джойс-писатель виноват в дочерних завалах) долго не хотел верить, что Лючия не справилась с тем, что ей было отпущено. Невзначай перепало. Нечаянно. Это удивительный фрагмент. Из дома для душевнобольных к вам адресуется раскадрованная совершенно, но при этом цельная любовь. Все юнги опадают. Не под силу укутать такую жизнь в эпизод. Даже фантастам. Любовь всегда выходит сногсшибательной цитатой, добытой, но не обыгранной. Никто здесь не рискнет.