?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Нормальный ужас
m_v_dmitrieva
Работаю, дописываю текст о "Днях Турбиных" из архива С. Геста. Бабочки слетаются на свет настольной лампы. Явление толстенных мотыльков, оживляющих бумажный склад на моем столе, я не приветствую: мне их элементарно жаль. Надо отвлекаться -- спасать, чтобы толстенные мотыльки, тростниковые и молочные, не липли к лампе, чтобы они еще пожили чуток. На улице -- салют (почему-то). Балкон открыт...

Пока я путешествовала по сайтам зарубежных архивов, сверяя и уточняя, в самозабвенной темноте летней ночи шла молодежная жизнь. Ругались часа два, с минутными интервалами-передышками, двое. В ретуши ночи.
Выясняли отношения. Она хотела уйти, потому что...

Он ее все время прогонял -- "много раз", а она не уходила. Теперь (накопилось, видимо) решительность в ней -- криком: "Отдай мои вещи, я сейчас тебе машину поцарапаю". Решила, значит, она уйти. Не слишком тихо. Если накопилось, ясное дело, тихо не получится.

Он, видя такую истерически-оскорбительную решимость, отпускать не хотел. Вещи не отдавал, ругал ее последними словами. Скупо, но очень зло, как умеют не слишком далекие, но привыкшие к женщине мужчины. Приревновал:"И когда началось? А?"

Приревновав, решил, что не отпустит. Грозился ее вещи выкинуть с балкона: "Я посмотрю, как ты ползать будешь".

Вдруг они помирятся? Вот ужас. Или нормально, не знаю... машина цела, как та черта, за которую, даже пьяным, так страшно вырываться.

Она не хотела царапать его машину. Он тоже ничего не хотел: вещи выбрасывать с балкона и так далее. Никто и ничего. Нормальный ужас. Такой простой. Оба, он и она, не знают, что им делать вместе и, тем более, по отдельности. Не знают...

Вдруг появился третий. Брат, наверное. Он что-то тихо ей и ему говорил: быр-быр-быр... и всё затихло.

Днем посмотрела два документальных фильма о Петре Вайле. Вынесла пять пакетов с банками -- разобрала шкаф на балконе. И около -- тоже разобрала, а то ступить было негде.
Tags: