Гроза

Все сошлось: гроза, лекция в Музее Булгакова (шла в в записи, наговоренное можно будет послушать в интернете, оператора пригласили, а там -- как пойдет), выставка "Москва -- не Берлин!"...

Амбивалентности пьесы "Дни Турбиных" (белые -- красные, сильные -- слабые, предатели и герои) мешала сцена убийства еврея петлюровцами. И ее убрали. В 1926-м. Перед премьерой "Дней Турбиных" в МХАТ. От этого сценического убийства в 1927-м отказался Р. А Унгерн, режиссер рижского Театра русской драмы.  

Амбивалентность сюжета -- убийства, без стычки идеологических (за идею) фронтов, бессмысленного и безыдейного, не принимала. 

Или геройское прощание с этим светом, или -- в подвалы первых полос: срочно в номер. Бытовая, значит, почва. Без геройства. 

Истязание и убийство еврея-портного, усилиями драматурга, пережившего в реальности эту смерть и завязнувшего в ней, не имело идеологии. Ею не объяснялось. Не было подвига, был хаос.  Булгаков смог выразить его в краткой ремарке: "Грабят тело".

Это почти Кафка, его "Процесс": как собака. И убийцы -- щекой к щеке, элементарные и пытливые двое, пустившие нож не в свое, а в чужое сердце.

 

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.