Афоризмы перед отпуском

Прожит рабочий год: от отпуска до отпуска заметался.  Сплотились миражи чужих и близких недомоганий, включая душевные. Как там у Гумилева, умерли оба... Давно ли, и что это значит? 

Набухли фиги в кармане, разошлись замашками коварными бессмысленные дули и одутловатости. Стратеги детские — лакеи-палачи, примыкая к чужой словесности,  спрятались за всевидящих женщин. И те, забалакав свое и чужое будущее, как водится, заговорили о хворях, о долге, о том, как трудно дается жизнь без любви: так надо, так надо, а кто не так, тех исправим... лаской туманной. И ну нажимать на карьерное зеркало: товарищи, граждане сослуживцы! Кончайте ныть! Смежно, победно, до конца! Мы гордимся коллективно несчастием размеренного одиночества. Мы готовы.  

Ужасный этюд. Вот эту смежность настырную, признаю свои ошибки в построении собственной лодки, ко мне не пришьешь.

В простоватом, заезженном будущем любителей этюда «Всюду жизнь» нет самостояния — есть  эпигонство: догоним и перегоним, загружаемся по двенадцать в одинокий челн. Старик, везешь? Так и нам туда... теснись, братва, бабоньки за весло... действуем по обстоятельствам. 

Обстоятельства, держи слабого за кадык, намереваемся стушевать.  Замечтали себя и других так и растак, устаканились в свойствах тела и вещества. Мы запрягали движение, а  течение нас прожило. Как прожгло. Условились на берегу еще: сократить и уравнять биологические часы, свои с чужими. Не тут-то было. Терминатор зашептал: «Пригнись!»  

Инстинкты системы якобы крепнут на основе вполне обезьяньей. Гамлета не пощадили, но животных, по-прежнему, любят все. Особенно — домашних. И это дает какую-то надежду. Слабую иллюзию сострадания, как перышки на мертвой птичке. Глаза замыкаются на недавней жизни, видят и молчат.  Уходящие, мы вам еще закажем... мелодию вашей печали. 

Так ведь и вашей, дорогие сегодняшние, мелодии. Звучит для всех... 

А они говорили — столетиями предрекали, а я говорила, прижимаясь к собственному начитанному опыту, каких-то лет десять, — не надо недооценивать оппонента: давайте жить от чеснока и по чесноку. Войдемте, граждане, в уважительную стилистику. Нет... упорствовали... и разгребаем снова то, что называется в литературе обычно и прямо — скверный анекдот. Вот она, идет история, дышит нами. Напрягаются все, в предсердие метя.  Зачтется тому, кто умеет сказать честно: не соответствую данному моменту. Не могу...

С облегчением и с радостью отказываюсь от  собственного слова — в пользу чужого афоризма:  «Вечная мечта палача: комплимент приговоренного за качество казни». 

Не дождетесь. Стpанно, что сеpдцу не больно, что сеpдце не плачет.  Бессильные чувства так стpанны, застывшие мысли так ясны.  

 


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.