Близкие люди

Среди разнообразия пейзажей не потеряешься, но застынешь. Человек в пейзаже.  Не близком ему, но родном. Не снимается это противоречие. Молчание противоречивое мною любимо. В нем, в незабытых разговорах у печки, среди уходящего старания ближних, зацвела, неухоженными мамиными розами, элементарная любовь. С продолжением безошибочным. Прогрессия, получаемая, как известно, из предыдущего.

Пейзаж, люди всегда верили, устанавливает стандарт простоты. А за ним... что придется, то и вспорхнет.  Для меня привычная рамка летнего интереснейшего сюжета — молчание с близкими людьми, которых я люблю так, что до сих пор не только живу, но и сопрягаюсь (только поэтому) с заботой о логике: мы не можем, тут уж чего метаться, наделить знак неверным значением. Это не я сказала, это Витгенштейн так условился... ему и карты в руки.

В день отъезда вспомнили хайку в известном переводе Веры Марковой. Папа вспомнил:

— Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи
Вверх, до самых высот...

Улитка ползет, и Фудзи — вот она... а точнее — о той же вершине будет.


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.