Category:

Подарки для старухи

Нравится мне слово «старуха».  Люблю его за тепло и откровенность внетелесного узнавания. За иронию вне календарей.  

Недавно попалась мне статья, посвященная энантиосемии (совмещению противоположных значений в слове). Приникнув к тексту, я испытала восторг, сравнимый с дружеским прикосновением, которое не себя, а тебя бережет: ласкательные какофемизмы (дисфемизмы) как  источник оценочной энантиосемии, чудо!

В статье, автор ее — И. В. Садчикова, упомянут немецкий лингвист Руди Келлер  и его книга «О невидимой руке в языке»  (1998).  Гипотеза Келлера:  язык возник как необходимость воздействия,  как средство. Тут всякий студент филфака так и воспрянет, воздействие — учитывается...

 Для того он возник, этот наш системный язык,  чтобы обмануть слушателя. Знаковая система изучена плотно.  Но вернемся к Келлеру...

Вот, например, слабая обезьяна. Не имея никаких физиологических преимуществ, она, живота ради, приноровилась издавать необычный крик.  Заслышав этот крик, «ее сородичи пугались и убегали, а она свободно захватывала добычу» (И. В. Садчикова).  Как справедливо отмечает автор статьи, «данный пример свидетельствует о том, что уже в древности присутствовал элемент обмана слушателя».  Ирония присутствовала в мире дохристианском... в хитростях простых мы  отрываемся (не вверх,  а вниз от Рождества). Наследовавшим  хитрое сходство, эта ирония зачлась. 

Таки да, скажете вы, «для иронии характерно не просто несоответствие, а противоположность между тем, что говорится и тем, что подразумевается».

Подразумевается в этой противоположности все та же старуха — смерть, безъязыкая и не слишком гордая, как тот вампир женского рода, который ничего не производит, но, маня к себе безответственных аскетов,  старательно приникает к их жизни (эвфемизм).   

Меня, спасибо любви,  еще в молодости нарекли старухой. Я сознательно вышла из обезьяньего театра. Моя исследовательская затея, сформированная «в старости» —  не по календарю, иначе живет. Подарки она принимает без сверхзадачи, как Бог послал. 

Раздражает, чего там, самоназначенное начальство... оно тревожит не адресата, а сумасшедших, отстаивающих географическую преемственность на театре. География — всегда против смысла. Поэтому никак не поладят гонцы двух задач: охранительной и той, что вразрез. И не могут друг без друга.

Бог послал: книгу Е. А. Яблокова «Подвал мастера» (читаю с интересом), миниатюрный баклажан деревянный — от Бобровых — прижился на моем столе (символ японский и, туды-сюды, вполне эротический).  От друзей иронических, близких в сущности резвой, сомневающихся в себе и в тебе, выпали прекрасные подарки: бесконечные какофемизмы. Ушли в  неизбежное, путями немыслимыми, эти, якобы странные, узнавания. Путешествует настоящая сказка: ты, как и они, живой, не фикция.

Революция в умах уже существует...

    

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.