m_v_dmitrieva (m_v_dmitrieva) wrote,
m_v_dmitrieva
m_v_dmitrieva

Ходили в гости

Вчера с Ильей ходили в гости. Праздник получился от приезда американского дяди Ильи. В связи с приездом дяди мы были приглашены к замечательным родственникам. Стол в доме родственников был накрыт с прицелом на всякий аппетит: салаты, паштет, селедка и прочая закуска, а к ней все, что обычно к приходу гостей полагается, – коньяк, водочка, соки и родимый квас. А вокруг стола – симпатичные люди в хорошем хлебосольном приветствии. Мы пришли позже всех. Шли медленно, в предвкушении. Во дворе дома, окруженного красивыми деревьями, остановились: разглядывали деревянные скульптуры. Я ничего в истории военной одежды знакомого не чувствую. В деревянных дяденьках, стоящих в московском, нелепом и хрущевском дворе, смутно что-то казачье угадывается.
В наших (всегда внезапных) столичных декорациях становится вдруг весело, как герою Шукшина на юге. Любовь и голуби, удивление детское. Среди березок – раскрашенный усач дерзит тонкому вкусу. Илья захотел сфотографироваться. Я их, Илью и усача из дерева, сфотографировала. На снимке – Илья в обнимку с детской военщиной.




Потом мы были в гостях, хорошо посидели. Смеялись и опять фотографировались. Вовке я привезла торт, а пекинцу ничего не привезла, но в холодильнике была сосиска. Она пекинцу вся досталась.
На следующий день снова затянули трудовые часы. Летом будни – бредни (звени, звени отвергнутый Северянин). Так как лета в России мало. Летом – у Вовки сессия, у меня системные страхи – как проскочить на следующий уровень, избежав бесплодной энергии людей, «бегающих с зажженными спичками». Спасибо, что со спичками. Ведь бывает, что и с гранатой побежали внезапно. Резвые носители гранат бьют не по цели (нет у них точной оптики), но что-нибудь таки уничтожат, глядя на предполагаемые чужие нервы.
Матросовы–Железняки, обманутые агентурной литературой, обмануты вдвойне: природой и отсутствием Бога, отрицаемого, как им кажется, ЗА ДЕЛО. Поэтому они, исполнители несчастные, злые очень, так как назад у них –- никакого ходу. И вперед – тоже хода нет: отработал зыбкую задачу – иди в неуважение. Достоевского тебе, гранатоносец, никогда не знать, Гоголя не перечитывать. Тех, кто со спичками поджигает тихо, интеллигентно - больше. Бросил спичку и притих в безопасном пространстве, в эвфемизмы власти закутался. А там – свои миражи, теории, питающие третий и очень мутный глаз обывателя. Не дай Бог ими соблазниться. Пусть лучше зуб ноет, пусть кредиторы молчат загадочно. У них тоже – схема: бумаг ворох, инструкций, ожидающих как бы случайной спички. Бесплодие – диагноз. Совсем, заметьте, не женский. Кто сам с собой на бесплодие согласился, тот видим миру – в самых ярких красках. (Мир этот ломает систему, не сейчас, но твердо идет за нами: за березками ничейными, за усачами деревянными, за нашим повальным инсультом). Нет в них, в бесплодии зачем-то друг с другом соглашенных, индуистских технологий и православных традиций, есть только базарная травля других. И ничего больше. Кто-то утверждает обратное, подыгрывая силе. Но силы здесь нет. Только слабость нарушенной композиции. Ее нарушили, а она, настырная девка, стремится к своей перспективе.
Tags: Вещь, Разговоры, Тихий бред
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments