m_v_dmitrieva

Под яблонькой, под вишнею...

Сегодня встречалась с теми близкими, кто не сможет приехать ко мне в эти выходные, в легкое изобилие родного сентября. Любимые мои вечные спутники, с вечерними — бледными и настоящими лицами.  С утра и до вечера, часто — без выходных, они работают, едут с работы... и вот нашли пару часов на встречу. С возрастом — никуда не денешься — от всякого настоящего поступка плачешь. Как самый настоящий дурак.  

Этим вечером нам смешно от самых простых картин жизни. Хрупкая, в платье из итальянского бархата, Н. рассказывает, смеясь, что чуть не дала в ухо какому-то мужичку, строившему ей элементарные куры, не где-нибудь, в переполненной маршрутке. «Перестаю себя контролировать, очень раздражаюсь, сама не своя делаюсь», — говорит Н.  В ответ — моя простая картинка жизни: отработав положенное в отделе газет, выхожу из здания РГБ... 

Вышла. Нащупала в сумке термос, налила кофе в крышку-стаканчик, замерла в кофейном дурмане: «Под яблонькой, под вишнею, всю ночь горят огни, — бывало, выпьешь лишнее, а только ни-ни-ни».  

Пью кофе, растворившись в закатном тепле, курю. На сосне сидит упитанная белка, у ног скачут воробьи. И вдруг, как черт в ступе, передо мной заневестился робко тот самый инженер в клетчатой рубашке, который подшивки мне неожиданно помог разбросать по полкам. Подошел не один,  с вопросом: «Устали?» 

Ой, думаю, каким назойливым бывает путешествующий исследователь, каким  усредненным типом выступает. Заедливым таким пустяком: кажется, что он не сам на это тихое преследование решился, это в нем биография от дыхания ускользает.  Размышляю в душевных пределах. Это иногда помогает. Человек в клетчатой рубашке диктует о своем: об одиноких командировках в Москву и в Санкт-Петербург, о жене, которая его за эти командировки ругает, а вот он сейчас один... Ну, говорю, все-таки хорошо, что вы всегда к жене возвращаетесь... Сказала, а потом переживала: вроде как обидела не человека, мальчика. 

«Нет, — говорит моя хрупкая и мудрая подруга, — надо без разговоров — сразу в ухо, термосом его». Смеемся, будто нас кто-то и сейчас оберегает.  Переключаемся на Достоевского, на проблемы высшей школы, на безумие нынешнее... И снова — о стежках, строчках, о третьем концерте Рахманинова. Легко говорим, легко...  

В. пришел с подарком, за которым ездил в тайное место -- «от метро через два поворота налево». Обнялись. «Год гарантии на эту штуку», — сказал В. 

Мы держимся за волшебную нить. 

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.