m_v_dmitrieva

Categories:

Ближе к октябрю, или Черпаком по голове...

Погода, конечно, распогодилась.  Да так, что тянет в музей. Например, в ГМИИ им. А. С. Пушкина. Я там давно не была, года два.  А «Оливера Твиста» Романа Полански я уже посмотрела.  Мальчик Оливер не видит зла. Поэтому он не может от него убежать: перемещаяясь во враждебном ему мире, он застревает в жутковатых картинах,  и жалеет всех... Принимая свой жребий,  он вместо добавочной порции каши, само собой, получает черпаком по голове. От гробовщика к приемщику краденого — к Феджину, учителю в школе юных воров. 

И рулет яблочный я тоже испекла. Из волшебных осенних яблок, привезенных с дачи С. А. Чудесные яблоки: в них — дух и запах обретенного дома. Яблоки и тыквы — это прорыв к детству. 

Вчера после работы зашла за книжками в букинистический. Среди унесенных домой книг — нужные для работы. Например «Необыкновенные собеседники» Миндлина, издание — первое — 1968 года. Роман Борисович Гуль, вполне справедливо обидевшись на Миндлина, не спускает воспоминателю нелестных характеристик, связанных с литературным узлом начала 20-х — с газетой «Накануне». Он отвечает Миндлину: ваши тяжелые (вымороченные) идеалы довели М. А. Булгакова до «Батума» («Я унес Россию. Гл. 2. Россия в Германии»). 

Интересная пьеса — «Батум». До сих пор нет к ней равнодушных. Будто мы все над ней так или иначе работали. Пытались, скрывшись за гадалкой, намекнуть о театре Антихриста. Да так уперлись в систему, что увлеклись... «Мнимые величины» Павла Флоренского — смыслообразующая для поэтики Булгакова книга. 

И не только для Булгакова: все средства  и приемы художественного сознания — это художественная организация элементов общей речи (В. В. Виноградов). Но пока мы ее организуем, мнимые элементы общей речи атакуют ускользающую от них, как бы галантно, художественную (и тоже — мнимую) речь, утверждают себя в каждой биографии. Устрашают организм лишением честной пайки.  

Такие дела. 

Трудно, конечно, будет. Облепили кашей так, что любой миниатюрный конфликт мгновенно доводит до той курицы, которая когда-то прозевала свою последнюю каплю. Лежит теперь, притворщица, спасаясь от собственного знания, у тонкой черты, и гнева не знает.  Мальчик Оливер не видит зла. 

Не видел его и пианист. В страшном волшебстве сиюминутной трагедии. 

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.