m_v_dmitrieva

Category:

Том Котомкин

Меня спрашивают: вы смущаетесь? Смущаюсь. Часто. Но не всегда.

Я не смущаюсь, находя себя в анекдотах. Например, про женщин, которые к пятидесяти подошли не с мужем, а с котиком. 

До сорока пяти (примерно так) я вообще не думала о каких-либо  рубежах. Это бездумье, возможно, увы, чревато,  но все же оно меня спасло. 

Именно оно оградило меня от ненужных повторов. Дало мне свободу, знание жизни: с тем человеком, которого я в памяти сберегла.  С ним и живу.

 Так устроена женщина. Даже самая расторопная.

Я старалась уйти от засушливой мужской погони... обещавшей те же разметки: не дом в деревне, а бесконечные слова... слова...

Дружба — тяжелая штука. Ответственное мероприятие. Без любви оно не состоится. Мои друзья, их было мало, как положено — больше не бывает. Они были старше меня. И они меня любили, скучали, как и я, но ломали нашу дружбу... стариков ломает время... Я была молодая... я не ломалась, и они, смеясь и раздражаясь иногда, уходили.

Потом мы снова встречались.

У меня с моими друзьями были драматургические кровавые сшибки. Какие долгие мечтания были у нас, какие легкие походы в европейскую культуру я совершала -- на фоне  интереснейших судеб тех, кто жил рядом со мной и ушел раньше меня.  Забрав всю сдачу — в те миры.  

В подвале, несуществующем как бы, в сундуках памяти, которые ты бережешь, что-то еще хранится. Ко мне примыкали люди, как мне казалось, не имевшие со мной ничего общего. В себе и во мне находя историю последнего события, они всегда возвращались к прошлой нашей дружбе. И  это  вечное мы — я ценю.  И от него продолжаюсь. 

Многое можно своему другу простить, если он, как и ты, хотя бы раз, исполнил тихо заветы дружбы.

 Не лгал, подличая за семейный круг (да, вопреки выступил). Не предавал. Держался — за тебя, не зная тебя до конца. За своего невозможного друга, сомневаясь, держался. 

О человеке дружном я говорю, который  в любом остатке физической плоти издыхал, бывало, но  выжил. Его сворачивали в пробирку, а он не растворялся.

Выжил. И тебе позвонил. 

«Мосты округа Медисон» давно разобраны — в фантазиях не женщин, но женатых мужчин (почему-то с кемеровскими корнями, тестостерон, видимо,  путешествует в пейзаже, но это лучше чем ничего... когда ничего...). И это такая, чего уж, мостовая клюква, что только береженого — бог бережет. 

А теперь, простите, фотография Тома Котомкина.


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.