m_v_dmitrieva (m_v_dmitrieva) wrote,
m_v_dmitrieva
m_v_dmitrieva

Лицо гражданской национальности

18–20 мая в Перми прошел общественный форум «Парламентаризм. Демократия. Право», приуроченный к 85-летию со дня рождения Андрея Сахарова. Форум был организован партией Союз правых сил, Мемориальным центром истории политических репрессий «Пермь-36», Международным обществом «Мемориал», Московской Хельсинкской группой и некоммерческой организацией Freedom Fund.
Перед поездкой в Пермь председатель Федерального политсовета Никита Белых пообещал, что форум станет местом для диалога между гражданским обществом и политическими партиями. Так оно и вышло. Чартерным рейсом в Пермь прибыл десант – цвет правозащитного движения России, политики и журналисты.
Политические партии представляли Никита Белых и Борис Надеждин, Владимир Рыжков, Владимир Лысенко, а также Иван Грачев. Ждали «кого-то из «Яблока». Прилетел Валерий Борщов, по совместительству – член Московской Хельсинкской группы.
Гражданское общество, помимо Людмилы Алексеевой, Сергея Ковалева, Арсения Рогинского и других известных правозащитников, представляли студенты пермских вузов. Их уважаемые преподаватели сначала дали согласие на участие в форуме. Но перед его открытием все как один отказались, сославшись на уважительные причины (прием экзаменов, нездоровье родственников и проч.). Говорили, что неучастие преподавателей – это не просто так, а совет губернатора Олега Чиркунова, напуганного недавним обвинением в поддержке фашиствующих элементов. Местная власть, конечно же, на форум тоже не пришла.
Московских гостей отвезли в «Новую звезду» – лучшую гостиницу города. Там и заночевали.

Весь оппозиционный тезис

Форум проходил в небольшом зале Дворца молодежи Пермской области. Этот «дворец» незатейливым обликом напоминал об ушедших советских временах. Легкое ностальгическое раздражение вызывало письменное обращение к посетителям дворца, пришпиленное к дверям туалетной комнаты: «Курить запрещено. Лица, замечеНые (!) в туалете во время курения будут удалены с мероприятия. Администрация». Более сильное – котлета, приготовленная в дворцовом ресторане «Ударник».
В фойе разместили фотопортреты жертв российского правосудия – от Михаила Ходорковского до менее известных чеченских девушек, стилизованные под марки достоинством в 25 рублей. Форум открывали словами благодарности Андрею Сахарову. Сергей Ковалев сказал:
– Сахаров не был теоретиком права, он им пользовался. Он не боялся говорить банальности и очень часто исходил из банальностей. Сахаров настаивал на том, чтобы понятия «парламентаризм», «демократия», «право» использовались в их первозданном значении.

Свое выступление Сергей Ковалев продолжил характеристикой нынешней власти. Для чего воспользовался биографией Ходорковского. Он сказал, что не верит в русский финансовый гений.
– Чтобы сколотить такое состояние в короткое время, наверное, были использованы все возможности. Но дело не в этом. Власть сказала: обогащайтесь, ребята, вот правила игры. И ребята обогащались. Власть дала ее расхитить. А потом посадила на скамью подсудимых не своих чиновников и идеологов, а одного из добросовестных приобретателей собственности, – говорил правозащитник.
По мнению Сергея Адамовича, сегодня наступило время решений простых и однозначных, сахаровское время. Диалог оппозиции с властью, считает Ковалев, нужно начинать словами: «Мы готовы миролюбиво обсуждать сроки, когда вы уйдете». В этом, на его взгляд, заключен «весь оппозиционный тезис» демократов.
Лидер Республиканской партии Владимир Рыжков горячо приветствовал участников форума, назвав их «собранием уникальных людей». Затем говорил о необходимости объединения демократических сил. В этом его поддержали лидер партии «Развитие предпринимательства» Иван Грачев и сопредседатель Республиканской партии Владимир Лысенко. Борис Надеждин убеждал коллег-демократов: «Нужно прекратить дискуссию на тему, кто в каком кабинете сидел в 1993 году. Это нас разъединяет. Сегодня нужно обращать внимание на то, что человек думает и говорит».
Основатель Московской Хельсинкской группы, ныне живущий в США профессор Корнельского университета Юрий Орлов, дал демократам совет:
– Необходимо немедленно образовать единую партию, защищающую интересы бедного и среднего классов. Если вы этого не сделаете, то сделают другие. И тогда это будет – фашистская партия.

«Кавказцы» и ребята

Начало дискуссии «Угроза фашизма и что с ней делать» откладывалось. Студенты Пермского государственного педагогического университета запаздывали. Пока они ехали, директор Мемориального центра истории политических репрессий «Пермь-36» Виктор Шмыров рассказал московским правозащитникам про недавнюю акцию местных активистов из «Молодой гвардии». Активисты водили по центру города поросенка на веревке. Несчастный поросенок вынужденно символизировал «американское зло». Возмущенные мучениями невинной твари, а также оскорблением, нанесенным демократии посредством поросенка, пермские общественные организации, в том числе и защитники животных, потребовали от участников акции извинений. Под напором общественности молодогвардейцы принесли формальное извинение – поросенку.
Студенты приехали. Набились битком.
Председатель Совета правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов говорил им о том, что 282-я статья УК – возбуждение национальной ненависти либо вражды – зачастую используется не только против действительно виновных в ксенофобских преступлениях, но и против неугодных власти людей. С ним согласился Юрий Орлов. «Чтобы бороться с убийствами, достаточно статьи, осуждающей за умышленное убийство. Для этого 282-я статья не нужна вовсе», – сказал он.
Генеральный директор Института прав человека Валентин Гефтер сказал:
– Меня смущает личное неучастие первых лиц государства в решении проблемы ксенофобии. Почему Владимир Путин ничего не говорит, как он лично к этому относится? Общество не видит его прямых выступлений по поводу убийств на почве этнической ненависти.
Гефтер предложил не кидаться зря словом «фашизм» и разделять национализм и ксенофобию как два различных понятия. «Национализм это, прежде всего, преувеличенная любовь к своей нации. Люди считают свою нацию выше других. Ксенофобия – это активная ненависть к чужим. С националистами надо спорить. Вовлекать их в публичные дискуссии. За мнения, даже самые отвратительные, наказывать нельзя. Иначе мы будем всегда проигрывать тем, кто разжигает межнациональную ненависть», – сказал Гефтер. Студенты его услышали.
Студентка юридического факультета Юля спросила: почему она должна терпеть «на своей земле кавказского авторитета»?
– А чем кавказский авторитет отличается от русского? – поинтересовались в ответ правозащитники.
Юля ответила:
– Русский лучше, потому что он живет на своей территории. Он не приехал сюда, как кавказец, навязывать свою религию, свою идеологию.
– То есть вам было бы легче, – переспросила студентку Людмила Алексеева, – если бы рынки захватили русские бандиты, а не азербайджанские?
– Мне было бы легче, – сказала девушка.
Александр Даниэль заметил, что миф о Перми – как столице гражданского общества разваливается на глазах.
Слово взял Сергей Ковалев:
– Уважаемые ребята, – сказал Сергей Адамович, – на стене висит плакат. На нем три слова. Третье слово – право. Право имеет дело с личностями, а не с народами. Есть цыгане, которые традиционно воруют лошадей. Значит ли это, что милиционер должен схватить цыгана, едущего на лошади? Этот цыган имеет точно такие же права, что и вы. Если доказано, что он эту лошадь украл, то он должен быть наказан, а пока нет доказательств его вины – он точно такой же гражданин, как и вы. Сейчас вы, сами того не желая, поддержали то, от чего сами же ужаснетесь. Вы поддержали фашизм.
После дискуссии московских гостей повезли в гостиницу. В автобусе правозащитник Арсений Рогинский оптимистично заметил, что пермские студенты ничего не имеют против евреев. Заядлый охотник Ковалев сказал, что хорошо бы сейчас «завалить кабана».
В дискуссии о фашизме политики участия не принимали. Объединением демократической оппозиции их пытали местные теле- и радиокомпании.

Политический кризис


Дискуссия форума «Партийная политика и гражданская инициатива» проходила в тот же день, что и Конгресс демократических сил Пермского края. Правозащитники, политики и журналисты разрывались между форумом и конгрессом.
В конгрессе участвовали СПС, Союз зеленых России, Республиканская партия России, «Яблоко», партия «Развитие предпринимательства». Конгресс принял Декларацию об объединении демократических сил Перми, прописав в ней ближайшую цель – победу на декабрьских выборах в Законодательное собрание Пермского края.
Дискуссия об ответственности партий перед обществом проходила напряженно. Владимир Лысенко констатировал, что в стране «пока нет харизматического лидера». Что ей срочно нужен «новый демократический политический продукт, а не протухший».
– Не объединяться нужно, а новую партию создавать, – обозначил свою позицию Лысенко.
Ему возражал Иван Грачев. Он назвал позицию Лысенко «большевистской», напомнив, что новую партию сейчас никто не зарегистрирует, да и те, что остались, могут закрыть. «Поэтому, – считает Грачев, – необходимо договариваться».
Никита Белых говорил о том, что главная задача правых сегодня – создание в стране политического рынка. Говоря о роли общественных организаций, он заметил, что тощая корова – еще не лань, имея в виду гражданское общество, которое «отвратительно структурировано». Лидер СПС подчеркнул, что видит в этом одну из главных причин пассивности народа.
– Главный и единственный хозяин в доме – народ. Народ делегирует свои полномочия управляющим-специалистам. Затем с помощью жесткой и скучной демократической процедуры контролирует своих управляющих, чтобы те не заворовались. Правозащитные организации тоже занимаются политикой, но не претендуя на власть. Их задача – требовать от власти подчинения закону, праву. Поэтому с нашей стороны заказ, ребята, а не с вашей, – напомнил в ответ Сергей Ковалев и добавил: – Я не стану голосовать за партию, которая не скажет «прочь» этой власти.
– На антифашистский митинг пришли чуть более 3000 человек. Если мы сделаем своим лозунгом слово «прочь», это ничего не изменит. А если народ не поддержит нас? Не выйдет на площадь? А так, скорее всего, и будет. И вот после этого мы можем поставить на себе крест. Нам плюют в лицо. А мы не выходим на площадь. Почему? Разве не общественные организации должны повышать уровень активности общества? – говорил Никита Белых.
Профессор Александр Аузан уточнил:
– Люди выходят на площадь, когда им в лицо плюют.
А Ковалев пояснил, почему народ не идет за правыми:
– Наша правая оппозиция – она никакая. Вы в Кремль ходите и не говорите об этом. Вы хотите драться, только заранее зная, что по-бедите. Если вы боитесь проиграть, если вы уверены, что проиграете, то вам остается драться только с детьми.
– Тот, за кого ты дерешься, понимает, что ты делаешь, – возражал правозащитнику Никита Белых.
Вечером 19 мая Никита Белых пригласил гостей отметить закрытие форума катанием на пароходе «Алмаз» по реке Каме.

Через три реки


Утром следующего дня участников форума повезли на экскурсию в «Пермь-36» – единственный в России музей ГУЛАГа, бывший лагерь ВС-389/36.
По дороге проезжали село Косая Россошка, реку Нижняя Шушпанка, большую реку Чусовая и реку Мутная.
Приехали. Директор музея Виктор Шмыров повел участников форума на территорию участка особого режима.
Особый создан в 1980 году. Здесь сидели политические, обвиненные в «антисоветской агитации и пропаганде». Сидели крепко, в узких камерах, одиночных и двушках, в полумраке (окна были в «намордниках») и вечном здесь холоде. Жили и работали в одном бараке. В рабочей камере собирали блоки для утюгов. В крохотных двориках-колодцах, закрытых сверху колючей проволокой, гуляли. Недолго, 45 минут. Особый режим запрещал своим заключенным выход на территорию лагеря. В особом были прописаны: поэт Василь Стус, умерший в штрафном изоляторе, выжившие – Левко Лукьяненко, автор «Декларации незалежности» Украины, и участник форума Юрий Орлов.
– А полы в камерах и тогда были деревянные? – спрашивали директора музея.
– Деревянные.
– А так же холодно было, как сейчас?
– Всегда плюс 9–11 градусов, хотя полагалось 14.
Вторая музейная территория – колония строгого режима. С 1972 по 1987 год сюда также сажали антисоветских лиц и еще обвиненных в измене родине и шпионаже.
Экскурсия по колонии началась с посещения шизо.
Штрафной изолятор изнутри выкрашен синей краской. Полы здесь каменные. Изобретение времен Андропова.
– За что сажали в шизо? – спросили Сергея Ковалева, отсидевшего в ИТК-6 почти пять лет из своего семилетнего срока.
– Нарушать правила – ходить по колонии в тапочках или пить чифирь в соседнем бараке – было можно, и все так делали. Не наказывали до тех пор, пока седьмой кабинет не решал, что такого-то нужно посадить на 10 суток в шизо. Тогда сажали в любом случае: нарушил ты правила или нет. Не был на работе? – Садись. Неважно, есть у тебя справка из медсанчасти или нет. И нельзя спросить: почему меня посадили, а других нет. На зоне это не принято, – отвечал Сергей Адамович.
Музейное радио пело бодрые песни советских лет. Арсений Рогинский вспомнил, как он – «зека Рогинский» (с ударением на первом слоге) делал зарядку под песню «Синий-синий иней лег на провода»:
– Попробуйте попасть движением в ритм, – говорил правозащитник. – Это невозможно.
Около прямоугольника фундамента – все, что осталось от бывшей столовой, – Ковалев рассказывал про работавшего в лагерной библиотеке стукача – бывшего полицая. В деле полицая был страшный факт. Он изнасиловал партизанку. «Да она всем давала», – говорил, не оправдываясь, лагерный библиотекарь. В своей вольной жизни полицай жил сразу с двумя женщинами до тех пор, пока не пристрелил обеих по причине их синхронной беременности. После рассказа о полицае стало как-то понятней очередное охотничье желание Сергея Адамовича «завалить», но теперь уже не кабана, а бекаса.
На бывшем стрельбище внутренних войск участники форума сажали деревья в память о жертвах советского режима. Сергей Ковалев и Юрий Орлов посадили кедр в память об Андрее Сахарове. Выпивали, закусывали черным хлебом с селедкой. Пошел дождь.
В Перми замечательные китайские рестораны. Интерьеры хороши, и кормят вкусно. Если выпить граммов сто водки или пару бокалов чилийского вина, начинает казаться, что из пермского китайского ресторана можно выйти в любой город мира. Удивительное ощущение. Незабываемое.
Tags: Вырезки. Партийная пресса
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments