m_v_dmitrieva (m_v_dmitrieva) wrote,
m_v_dmitrieva
m_v_dmitrieva

Кто здесь?

Оказывается, я еще способна удивляться. В субботу была в Музее Булгакова. Удивилась своему удивлению. Простите за широкие толкования, но одно скажу точно: дело Б. совсем не касается булгаковедов. Здесь от другого иллюзия питается, передел в нехорошей квартире далек от амбиций и творческих забот "исследователей жизни и и творчества Булгакова". Дело здесь исключительно коммерческое, замутненное вполне. Предстоит, видимо, легализация расходов. А на это нужно время. Его и тянут. Бог ты мой, как все повторяется. И персонажи звучат так же, как они звучали при жизни Михаила Афанасьевича. Дождемся результата. Предлагаю не торопиться. Я, например, знаю, каков он будет. Но не скажу. Так как действующие лица еще не знают. Простите за самонадеянность: это -- опыт, который сам себе хозяин. Кто здесь назовет себя главным? Вот и разберитесь. Но...
Не травите зайцев зайцами. Не надо.
Почему не травить? Да потому, что вы себя теряете. Каждый в этой истории нацелился на вечность. Вечность у булгаковедов и других литературных агентов измеряется публикациями, у деньгоносных товарищей -- финансовыми метрами. Срослись агенты с товарищами, давно срослись, но как-то неудачно. Соревнование подошло к концу: победили деньги и невежество. Еще до конфликта, до "скандала" в Музее Булгакова, победили деньги. И никто не оценит интеллектуального труда, потому что оценщиков нет. Мама родная плачет, глядя на литературных агентов, отсекающих тех литературных жильцов, кто в субботу отсутствовал в булгаковской "профессиональной аудитории", пришедшей в нехорошую квартиру. Пришедшим, не откажем им в уме, эмоционально (журналистов не было и натерпелось) требовалось "другого наказать". И отсутствующие в этих стенах -- ведут себя не лучше. Ленинское определение интеллигенции всплывает над нашими собраниями дурным кошмаром. Я сидела на этой встрече с тетрадкой, в которой рисовала всякие загогулины. "Записываете?" -- ядовито поинтересовался бородатый биограф писателя.
А у деньгоносных товарищей -- одна вечность. Точнее, вечное: вы умеете подчиняться?
Товарищ Ульянов, деля всех на классы, кратко рассуждал про интеллигенцию, получалось говно. Товарищ Сталин продолжил. Получились лагеря. В которых сгинули многие, но иные выжили. Например, Домбровский:

"Корнилов смотрел на Хрипушина и видел его насквозь. Тот, кто сидел перед ним, был бездарной и скучной скотиной, выуженной ловцами душ человеческих, вернее всего, со дна какого-то вуза, где он вяло перетаскивался с курса на курс. Его приметили и вытащили за душу, распахнутую настежь, за любовь к искренним разговорам и исповеди в кабинете профкома, за способность все понимать и все считать правильным, за то, что среди студентов у него была масса собутыльников и ни одного друга" (Домбровский Ю. Факультет ненужных вещей. М., 2011. С. 358).
Tags: Михаил Булгаков
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments