?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Абрам Евгеньевич Кауфман
m_v_dmitrieva
На фото - портрет основателя "Вестника литературы" Абрама Евгеньевича Кауфмана (1855 - 1921), взятый из того же "Вестника..."
Фото0763


Александр Амфитеатров - о Кауфмане:

"Он сам издавал такой "нейтральный шепот" под названием "Вестника литературы".

Это единственное несоветское издание в советском Петрограде стоило ему страшной затраты сил, времени, нервов, а развивалось оно, в тисках советского надзора, конечно, туго и анормально, как нога китаянки, заделанная в деревянный башмак.

Было ли оно полезно - право, не возьму на себя решать. Потому что, при всем редакторском старании Абрама Евгениевича, при всем его искусстве в дипломатической лавировке между скалами и тайными мелями советского контроля, лучшее, до чего он успел достигнуть и что безусловно можно сказать об его журнале, - это что в "Вестнике литературы" не было нечистоплотных угоднических статей. По именам участников журнал казался даже блестящим, но придавленные роковым условием "нейтрального шепота" имена фатально осуждены были толочь воду в ступе и переливать из пустого в порожнее. А.Е. Кауфман, как старый журналист, конечно, хорошо понимал эту безысходную обреченность своего издания, но мечтал и усиливался сохранить его целым до лучших времен, чтобы, в изменившихся государственных условиях, ввести его в воскресшую печать, как Израиль из пустыни в Землю обетованную. Он обожал это свое детище, "Вестник литературы", и к репутации его относился с отцовскою ревностью, даже несколько болезненною. Однажды в заседании я произнес несколько резких слов против кое-каких газетных проектов, о которых тогда дошли до нас слухи: то были еще робкие предвкушения ныне осмелевшего и развивающегося соглашательства. В перерыве заседания Кауфман так и бросился ко мне:

- Надеюсь, вы "Вестник литературы" в число подобных изданий не включаете?

Я, изумленный, только руками развел:

- Абрам Евгениевич! что вы?! надо ли об этом говорить?!

- Ах, знаете когда идешь по лезвию ножа, всего можно ждать, всего можно ждать!

Тиха и скромна была жизнь этого человека, мучительно свершавшего - далеко не журнальный только, но очень разносторонний - подвиг ответственного и страшного шествия по лезвию ножа. Рекламная статистика не вела счета людям, которых Кауфман выкланял-вымолил - спас от смертной казни, выручил из тюрьмы, вырвал из когтей Чрезвычайки, заслонил своевременной помощью от голодной и холодной гибели, поднял с одра болезни, соединил с разлученною семьею. Но теперь, когда земную часть Абрама Евгениевича скрыли фоб и могила, не будет нарушением скромности сказать, что история русской культуры не забудет и когда-нибудь высоко оценит этого друга нашей интеллигенции, верного, стойкого, бесстрашного, самоотверженного - в самые трудные годы, в самых ужасных обстоятельствах, какие она когда-либо переживала. И поставит его смиренное имя и особо, и много впереди целого рода ныне громко хвастливых имен из той категории "спасателей", что научила и заставляет эту злополучную интеллигенцию покупать свое спасение ценою своего, как удачно выразился Мережковский в одной статье о Горьком, "оподления"*.

-----
Амфитеатров А. В. Памяти Абрама Евгеньевича Кауфмана.

  • 1
знаешь, что меня поражает: сколько прекрасных - по-настоящему - людей было в России и есть... а в целом страна живет наоборот... ну что же это, почему?

Нина Викторовна, у меня на этот вопрос нет точного ответа. Подсказок много, а ответа нет. Что-то нарушилось, когда Николай ввязался в войну с Германией. Но и этим все не объясняется.

  • 1