m_v_dmitrieva (m_v_dmitrieva) wrote,
m_v_dmitrieva
m_v_dmitrieva

Папавер. Пива нет

Душно и скользко утром. В булочной – широкая продавщица. Страшно ее тревожить:
– Половину черного, будьте добры.
Булочница (помню ее с детства, тридцать лет сидит у хлебных поддонов):
– А?
Я:
– Черного – полбуханки.
Продавщица медленно встает, с презрением разглядывает монеты – даю без сдачи, ровно двенадцать пятьдесят – и надменно вопрошает:
– Больше ничего?
– Ничего, – отвечаю. Выходя – отпускаю язвительное:
– Теперь, получается, в булочной можно купить свежий автомобиль?
Потом корила себя: зачем я так? Разве булочница виновата в том, что я ее раздражаю. И – наоборот, увы. Мне совсем не надо, чтобы грубые работники социальной сферы терялись в вихрях перестройки. Пусть будет стабильность, но разве стабильна только задница? Так и хочется ввернуть – априори.
Вечером, возвращаясь от подшивок домой – несколько часов гонялась за Булгаковым по страницам органа ЦК ВКП(б), покупаю еду домой: молоко, сметану, хлеб. Прохожу мимо любимых сыном чипсов, рядом – пиво. Пиво я не люблю, но вдруг захотелось, так бывает. Беру банку, внимательно ее рассматриваю, чтобы не больше пяти градусов-оборотов. Кладу в корзинку и слышу голос:
– Пиво нельзя после девяти.
Голос принадлежит здоровому недорослю, прости Господи, дегенеративной физиологии. Лицо у недоросля рассредоточенное, в руках – хозяйственная сумка. Куртка на нем, похоже, трофейная, из детства. Руки у недоросля давно из куртки выросли – белеют почти до локтя. Я спрашиваю:
– Почему нельзя, нет же еще одиннадцати?
– Нельзя, теперь до девяти, на кассе заберут. Вынимайте из нее… (Из корзины, значит).
«Иди ты», – думаю я и иду к кассе. За кассой – худосочная кассирша, такая селедочка без ветерка. Достаю из корзинки товар. Кассирша, увидев пивную банку, как закричит:
– Так, это убирайте. Несите назад. После девяти спиртное не продаем. Что, никак выучить не можете? (!)
Я говорю:
– Нет, не могу выучить. Не надо кричать. Пожалуйста, заберите запретный товар назад
Кассирша, ей телевизор рассказал, как надо себя с такими покупателями вести – очкастые, в шапках дурацких, горазды на гроши напиваться, а потом буянить против всего, не унимается:
– Я что, очередь сейчас брошу? Побегу? Вы что, не знаете про закон нашего президента?
Тут я, одурев от советского безнравственного ханжества, свойственного пролетариату, который ни руками, ни ногами, ни головой до сих пор «работать разучился», но всеми и всегда как бы руководит, переспросила:
– Нашего президента?
– А какого же? У нас президент – один!
Так, думаю, дожили, кассирши теперь будут идеологический фронт обслуживать – вместо того, чтобы научиться, наконец, покупателю вынужденно улыбаться. У меня капиталистические замашки какие-то немедленно забродили в душе. Ну, я и сказала, не подумав:
– Товарищ кассирша, вы зачем гастроном с Кремлем перепутали?
Подействовало. Кассирша молча взяла пиво и положила его в специальную телегу, для таких запрещенных банок приспособленную. Признаюсь, полна была телега.
Выходя из магазина, увидела знакомого недоросля, который – у развороченных неведомыми вандалами камер хранения – сурово допрашивал пожилую даму:
– В сумке что? С сумками нельзя.
– Смотрите, – отвечала жалкая дама, – у меня в сумке ничего нет.
Рассмотрев содержимое пустой сумки, недоросль сжалился:
– Идите.
Нет, человек в детской куртке – не работник гастронома, он сам себе такую работу устроил. Скучно ему.
Сегодня разговариваю с родителями по Скайпу. Рассказываю, что лежит в только что отправленной им посылке: конфеты, сардины в масле (очень вкусные), семена. Про семена рассказываю подробно: сначала про огурцы и помидоры черри – урожайность одного растения до двух кило (так на пакете написано). Мама радуется, я тоже – перехожу к цветам:
– Мама, там еще многолетник «Алые паруса» – папавер, мак такой гигантский.
Слышу – мама замолчала
– Ты слышишь меня, мамуля?
– Ты сказала – гигантский? У нас пейзане очень бдительные насчет мака: сразу к участковому бегут.
Кричу весело:
- Мак – вполне официальный. Папавер он, понимаешь? На пакете написано – «качество соответствует…, удачные семена». Ты же не думаешь, что я уже семена по пакетам фасую?
Мама смеется. Потом говорили еще, про все:
– Нельзя Ирода переиродить.
Попали мы в контекст. Когда же взрослых людей перестанут воспитывать малограмотные люди? Сто лет уже с лишним растут эти «удачные семена» рабских незнаний. Куда ни пойдешь – везде классовая безнадежность.
Вечером пришел милый молодой человек, агитировал за некий банк, чтобы я туда пенсионные накопления слала. Дал текст договора – ознакомиться.  Начала читать – даже выругаться не смогла. В тексте договора написано:
«Корректировка по результатам инвестирования средств выплатного резерва и (или) пенсионных накоплений застрахованных лиц, которым установлена срочная пенсионная выплата в случае отсутствия дохода (положительных результатов) либо получения убытка от инвестирования средств выплатного резерва и (или) пенсионных накоплений застрахованных лиц, которым установлена срочная пенсионная выплата, не осуществляется до 1 августа года, следующего за годом, в котором ежегодно осуществляемая денежная оценка средств выплатного резерва и (или) пенсионных накоплений застрахованных лиц, которым установлена срочная пенсионная выплата (стоимости чистых активов, приобретенных за счет соответствующих средств), по состоянию на 31 декабря соответствующего года не превысит денежную оценку принятых негосударственным пенсионным фондом обязательств в отношении застрахованных лиц (суммы средств, необходимых для финансирования выплаты установленных накопительных частей трудовых пенсий по старости либо срочных пенсионных выплат исходя из их размеров и продолжительности выплаты по состоянию на 31 декабря соответствующего года».

Все это смысловое удручение, …, можно было бы выразить коротким – нет и неизвестно. От знаменитого – «пива нет и неизвестно». Как-то так.
Tags: Капитан Лебядкин, Уроки смирения
Subscribe

  • Театральный роман

    Еще одна неделя, даже больше, самоизоляции. Отчет начну с сегодняшнего дождя. Дождь шел почти весь день. Проснулась я поздно, около полудня,…

  • Настольная лампа

    День — в сумраке. За окном идет дождь, синицы утром прилетали. Не выключаю настольную лампу. Кроме писем — чтение книги О. Лекманова, М. Свердлова и…

  • Вопрос о шапке

    Вот уже два месяца хочу купить себе зимнюю шапку. Не получается. Или шапки мне попадаются какие-то слишком затейливые, или я, отвлекаясь…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments