m_v_dmitrieva (m_v_dmitrieva) wrote,
m_v_dmitrieva
m_v_dmitrieva

Мечта весеннего оптимиста

МЕЧТА ВЕСЕННЕГО ОПТИМИСТА
Мне сегодня повезло. Даже очень. Сначала я шел и упал. Ушиб коленку. Больно ушиб. Ничего страшного не произошло: бывает, упал и ладно. За мной шел человек, он тоже упал, но с криком: «От, сука». Он тоже, как и я, полежал немного щекой в проталине, а потом встал и снова пошел. Чтобы не думать об ушибленной коленке, я шел и пел: «Ничего, ничего, ничего…» Скажу честно, очень хотелось не петь, а найти прямую и короткую дорогу в Ниццу. Что бы я делал (бы!) в Ницце? А просто бродил бы среди местных и посещал музеи. Жалко, нет у меня фантазии, чтобы представить дальше…
Что бы я делал в Ницце дальше, когда набродился бы по улицам и напосещался бы музеев? Я бы, конечно, снял номер в отеле, с видом на что-нибудь красивое. Сидел бы в номере, у окна, смотрел бы на веселые фасады домов. Они приветствовали бы меня цветами в горшочках… О! Я бы написал письмо (возможно, открытое) Маше Арбатовой. Начиналось бы оно так: «Здравствуйте, Мария! Пишу Вам из Ниццы. А вы думали – из Гонконга?» Середину письма я не придумал, а заканчивалось бы оно так: «Скучаю по Москве. Вернусь, увы, не скоро. Привет Нижней Масловке».
С такими набросками в голове я открыл дверь своей квартиры. Кошка Боба встретила меня у двери, ласкаясь и урча. В квартире пахло не то чтобы плохо, но как-то плоховато. А все потому, что я забыл открыть форточку на кухне и при этом не вынес мусор. В мусорном пакете разнежились куриные кости и остатки тушеной капусты с сосисками. Штука такая: из пакета не слышно плохих запахов, если он целый и наверху – узелком. Но кошка Боба, озорница, прыгнула на пакет и развязала узелок! Пока я не видел. Пока я отсутствовал. Развязав узелок, Боба стала искать в пакете куриные кости и нашла их где-то на дне пакета. Конечно, бедное животное не имеет человеческих навыков. Оно не может, найдя искомое, вернуть несъедобную дрянь назад – в пакет. Лапки у нее для этого слишком дикие. Боба, мордочка моя славная!
Нет, все-таки кошки лучше собак. Моя Боба – умница, никогда не лезет с глупым восторгом. Ей скажешь: «Вчера Петров изменил своей жене», она отвечает, подумав: «Исключено. Петров неделю не мылся» (начитанный у меня зверь). Само собой, Боба не говорит, как мы с вами, она изъясняется глазами. Загляните в глаза моей Бобе, там столько серебряной выразительности!
Моя Боба может поддержать любой разговор. Недавно я промочил ноги и стал чихать. Я сидел на диване и чихал. Боба смотрела в окно. Но вдруг перестала в него смотреть и посмотрела на меня, и я прочел в ее глазах: «Хек вчера был так себе. Неужели нельзя купить свежего хека?» А? что скажете, какова?
Я не стал ругать Бобу за мусорные шалости. Я сам могу все исправить, я взял веник и совок, собрал весь мусор в новый пакет и завязал его крепким узелком. Я открыл форточку, и свежий весенний воздух потянулся в мое жилище. Кажется, Боба была чем-то огорчена. Но тщательно это скрывала, она не любит меня расстраивать. Возможно, куриные кости, добытые Бобой из мусорного пакета, угнетали ее желудок. Возможно, ей просто взгрустнулось весной. Наверное, ей не хватает внимания, а я – слишком черствый, все время пою вместе с телевизором. А может быть, ей не нравилось, что в дверь кто-то тихо стучал.
Стучали тихо, но настойчиво. У меня есть несколько железных правил. Одно из них гласит: никогда не открывай дверь вечером, утром и днем. Держи свой дом подальше от чужих глаз и ушей. Тогда беда не придет к тебе вечером, днем или утром. Боба тоже не любит чужих. Но тут вдруг она посмотрела на меня и сказала (глазами!): «Так больше продолжаться не может. Тебе пора им открыть».
И я открыл. И они вошли, трое. Один был главный – худой и в очках, он сказал мне, что очень рад, что я, наконец, открыл дверь. «Теперь, – сказал он, – мы все быстро уладим».
– Разрешите, я присяду на диван? – спросил он меня.
– Разумеется, – сказал я, – присаживайтесь.
Двое его спутников остались стоять.
Главный кашлянул и снова спросил:
– У вас есть мечта?
Я ничего не сказал ему про Ниццу, так как это было бы слишком. Я решил подумать, но ничего не получалось. Я не мог предъявить главному никакой мечты. Тогда я сказал:
– Трудный вопрос. Мне надо посоветоваться.
– Конечно, – улыбнулся мой гость, – в таких вопросах лучше не плошать. Хотите посоветоваться со мной?
Я ничего ему не ответил.
– Боба, – позвал я кошку, и Боба показалась в дверях кухни, внимательно на меня глядя.
Мой верный друг, она тут же дала мне правильный совет. Ответ на вопрос главного был найден мгновенно.
– Омлет, – сказал я.
– Ага, – понимающе закивал главный и снял свои тревожные очки. Он достал из кармана синей куртки носовой платок и, протирая очки платком, уточнил:
– Ваша мечта, получается, омлет?
– Моя мечта, получается, омлет.
– Позвольте уточнить, из скольких яиц?
Я снова посмотрел на Бобу. Она подсказала мне: «Из трех, средней прожаренности».
– Из трех, – сказал я, мысленно благодаря кошку за помощь, – средней прожаренности.
– О, – сказал главный и посмотрел на Бобу:
– Красивая. Давно она у вас?
– Два года.
– Чем кормите?
– Хеком. Иногда – треской.
– Яйца в рационе животного есть?
Тут я снова посмотрел на кошку. Она сказала: «Не давай им лишней информации». И я промолчал.
Один из спутников главного, тоже посмотрел на Бобу и вдруг засмеялся.
– Саша, – попенял ему главный, – держите себя в руках, вы же в гостях.
И тут же, закрыв лицо платком, шумно высморкался:
– Прошу прощения, насморк. От третьего числа не проходит.
– А вы соленой водой ноздри полощите, верное средство, – дал я главному медицинский совет.
– Непременно буду полоскать, – пообещал он и задумался на полсекунды. Лицо его подобрело. Он посмотрел на свои руки и сказал:
– Ну что ж, сейчас мы с вами, наверное, поедем за омлетом. Готов немедленно отвезти вас к вашей мечте. А завтра вы вернетесь домой.
Какое назревает важное дело: мечта-то, выходит, с подвохом. Я уже было приготовился спросить у Бобы: ехать мне за омлетом или ну его, но Бобы нигде не было. Она исчезла.
– Что такое? Вас что-то смущает? – полюбопытствовал главный.
Я увидел в его глазах торжество. Такое торжество в глазах человека я уже видел однажды. Я встретил во дворе нашего дома девочку из моей школы. Она стала такой широкой, я ее почти не узнал. Рядом с ней был ее двойник, такой же широкий. Они заслонили собой мое детство, куда я так любил возвращаться. И в ее глазах я увидел это торжество. Как же мне поступить теперь с этой мечтой? И где Боба? Я молчал.
Один из спутников главного, тот самый Саша, сказал:
– Андреич, сегодня по ящику – Морган Фримэн, «И пришел паук». Надо бы успеть.
– Давайте, Саша, – отдал команду главный.
И они пошли на меня, эти трое. Я закричал и спрятался, закрыв глаза. И тут я увидел свою кошку. Она тихо приближалась ко мне из темноты, оживляя ее своим присутствием.
Когда я открыл глаза, трое исчезли. Рядом со мной сидела красавица Боба и утешала меня, как могла. Она говорила мне с нежным укором:
– Хорошо, что это была не Ницца, а всего лишь омлет из трех яиц, средней прожаренности.
Tags: Рассказ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments