m_v_dmitrieva (m_v_dmitrieva) wrote,
m_v_dmitrieva
m_v_dmitrieva

Categories:

Сувенир

СУВЕНИР
К Кате Васнецовой приехали родственники из Израиля: дядя Валера, тетя Сима и маленький Алончик – пятилетний внук дяди Валеры и тети Симы.
В Израили остались: Нора, мама маленького Алончика, ее муж, Роман Исаакович, а также трое их старших детей – Борух-Исаак, Йонатан и Ривка. Дядя Валера по маме своей, Наталье Петровне Васнецовой, – русский, а по папе из восточных четвертей состоит. Еврейская четверть в дяде Валере тоже есть. Она делает его оптимистом.
Родственники из Израиля прилетели в Москву на три дня, даже на два с половиной. На третий день, вечером, они уезжают в Петербург, смотреть город. Из Петербурга паром увезет их в Финляндию – на неделю. Такая программа.
Получается, что завтра дядя Валера, тетя Сима и племянник Алончик уезжают. Сегодня они пошли в Третьяковскую галерею. Катя Васнецова едет на Выхинский рынок – за веником. Тетя Сима попросила, у них в Израиле веников нет, зато есть финики и чай "Высоцкий". Веник нужен короткий, чтобы вместе с ручкой – пятьдесят сантиметров, длинный веник под мойку не спрячешь. Катя едет и думает о финиках и об израильском климате, благословенном.
Рыночная площадь может быть только оживленной. А если она еще и привокзальная, то шума, людей и запахов – умножай на два. Или даже на три. На площади продают вишню (уже пора, созрела), огурцы, чеснок и цветы, в букетах и целиком – с корнями, на посадку. Кто-то бесплатно раздает котят, кто-то строптиво торгуется, кто-то вяло ругает импортные помидоры: их там смажут химией… им на нас…, сами знаете, а едите. Вот едет инвалид без ноги. Сидя в инвалидном кресле, он приводит его в движение оставшейся ногой. Лицо инвалида светлое, даже праздничное, как будто он долго скреб единственной ногой по земле и, наконец, добрался до самой лучшей точки планеты.
Мимо Кати спешит черноглазая девушка: лицо ее – гладкое от ярости, ее только что кто-то обидел. Девушка говорит, что думает: «Сукаядь». И тут же возникают веники, они лежат и стоят на прилавке, ими начинается крытая часть рынка. «Ура», – радуется Катя Васнецова. Недоверчиво смотрит на странную Катю (никто обычно так не радуется) продавщица веников – аккуратная узбечка:
– Есть и меньше, – говорит она, – смотри под прилавок.
Под прилавком, на синем мешке, лежат другие веники. У них – ручка короче (правда, целиком они какие-то худые). Катя Васнецова покупает веник, вершок его ручки почему-то измазан зеленкой. Наверное, это означает, что он просох и готов к продаже. Веник торчит из небольшого пакета Кати Васнецовой, представляя ее в ее же собственных глазах самой загадочной женщиной столицы, летящей здесь и сейчас сквозь вишневые прилавки веков.
Недалеко от рынка – большой торговый центр. Туда летит Катя Васнецова, чтобы купить Алончику солдатиков и что-нибудь для Боруха-Исаака, Йонатана и для затейливой девочки Ривки: кулон с эмалью? Русский стиль.
Рядом с Катей бежит женщина в несуразном платье:
– Я тебе говорю, ждет тебя повышение, помоги беременной, расскажу все про тебя, я тебе говорю, не пожалеешь, – кричит женщина.
Катя Васнецова любит отдавать. Она достает из разноцветной индийской сумки сто рублей:
– Возьмите, возьмите.
Сто рублей исчезают в незаметных карманах несуразного платья. В руке у женщины появляется темная монетка:
– Я тебе ее на память дам, скажу, что делать, с собой носить будешь, все к тебе придет, как тебя зовут?
– Катя.
– Маму мою так зовут, достань бумажку из кошелька, оберни бумажкой монетку, и я тебе все скажу. Что будет у тебя. Всё.
– Я тороплюсь, – говорит Катя Васнецова. – Бог с ней, с бумажкой.
Тело женщины в несуразном платье наполняется азартом. Без сопротивления нет добычи. Крепкая рука тянется к Кате:
– Сюда отойдем, чтобы не мешали нам, я тебе все скажу. Достань из кошелька бумажку, обернем монетку, скажу тебе все, а не достанешь, плохо тебе будет.
– Давайте разойдемся, – предлагает Катя. – Никакой бумажки у меня больше нет.
– Плохо тебе будет.
Катя, запустив под свои ресницы слово «полиция», молча качает головой:
– Не надо никому рассказывать про будущее.
Катя Васнецова, чужая добыча, улетает. Женщина в несуразном платье обиженно кричит ей вслед:
– Ну подожди!
В торговом центре Катя Васнецова вспоминает про бога, и с этим воспоминанием, на всякий случай, уже не расстается. Она заходит в магазин «Умные игрушки», там ее встречает молодой человек с козлиной бородкой:
– Я могу помочь?
Катя Васнецова, обрадовавшись козлиной бородке – от нее плохого не жди, говорит сама с собой:
– Нужно что-нибудь для мальчиков, один мальчик пяти лет, а двое других старше, лет на пять-шесть. Еще девочка есть, но девочка потом. В Израиле много детей, а веников нет. Купила в подарок веник.
Молодой человек понимает:
– Есть хорошие конструкторы, это если для мальчика, как вы сказали, пяти лет. А…
– Конструктор не нужен. Солдатики есть?
Как же, солдатики есть. Катя покупает Алончику солдатиков – «Королевские ВВС Великобритании», Боруху-Исааку и Йонатану – машинки «Русская коллекция», остается Ривка, чудесная девочка, в будущем – вторая Голда Меир. В сумке Кати Васнецовой, самостоятельно переключившись на бесшумный режим, задрожал мобильный – звонит тетя Сима:
– Катюша, мы сейчас пойдем гулять по Москве, Алончик, правда, устал, но ничего. Третьяковка – чудо. Даю трубку Валере.
Дядя Валера сообщает:
– Мы будем гулять еще часа два. Потом приедем домой. Не рано для серьезного знакомства?
В квартире Кати Васнецовой намечается домашнее застолье. Помимо родственников из Израиля будут: греческий салат, жареная курица, яблочный штрудель и жених Кати Васнецовой, которого после романа – длинною в десять лет – она, наконец, решилась предъявить семье (мама Кати Васнецовой, сводная сестра дяди Валеры, умерла семь лет назад, так и не дождавшись от дочери внуков). Как все успеть? За женихом, за этим странным человеком, еще надо заехать, так как сам он, велика вероятность, в последний момент наверняка придумает какую-нибудь причину, чтобы не быть среди чужих ему людей «петрушкой». Такой он, да. Такой.
Катя Васнецова отвечает дяде Валере:
– Для серьезного, не рано. Что купить Норе и Роману? Конфет, может, «Мишка на Севере»?
– Только не это! – кричит в трубку тетя Сима. – У нас все это есть!
– Разве… – начал дядя Валера и пропал.
Ненадежна мобильная связь. Катя Васнецова поблагодарила продавца с козлиной бородкой и вылетела из магазина, зацепив веником игрушечного оленя, встречающего посетителей магазина «Умные игрушки» сатанинской улыбкой.

***
В квартире странного человека темно. Катя Васнецова стоит в коридоре и слушает, как храпит на своей кровати странный человек, ее жених. Она ничего не чувствует, кроме собственного бега. Ничего.
– Привет, – говорит она тихо.
– Привет, – отвечает ей странный человек. – Свет в комнате не включай, лампочки перегорели.
Катя Васнецова садится на край кровати и начинает говорить:
– Купила всем подарки, только Норе с Романом ничего не купила. Детям купила машинки, солдатиков, Алончик просил, Ривке – кулон позолоченный, эмаль, русский стиль. Не пора тебе вставать?
Странный человек жмурится, чешет глаза, зевает. Просит:
– Ты лампочки не вкрутишь? Там, на кухне, в нижнем ящике, новые.
Катя Васнецова идет на кухню. Кухня встречает ее привычным беспорядком. На холодильнике сидит вчерашняя муха, на столе сморщилась ярко-зеленая половина огурца. Кругом бумажные салфетки: ими странный человек накрывает посуду с остатками пищи. Катя Васнецова говорит сама себе:
– Как ты думаешь, дура, что будет у тебя?
Странный человек зовет из комнаты:
– Ну, ты скоро? Ты же говорила, что опаздывать нельзя.
– Ничего. У родственников есть ключи.
Катя Васнецова открыла нижний ящик и достала лампочки. С лампочками она вошла в комнату и ногой подвинула стул.
– Сейчас вкручу, – сказала она.
Странный человек встал, пошел в туалетную комнату, вернулся и, глядя на Катину спину, спросил:
– Скажи, только честно, зачем мне нужно с ними знакомиться?
Tags: Рассказ
Subscribe

  • Десятый день марта

    Десятый день марта День был так себе, не весенний. Зима не уходила, люди думали о зарплате: женщины и мужчины подмосковного города Великие Ваты…

  • А кроме того

    А кроме того Умер актер Кикин. В день его смерти, в конце февраля, отступили морозы. В город пришла весна. Вместе с ней выглянули из литературных…

  • Наша лебдя

    Наша лебдя В литературоведении есть такое понятие – «нулевой адресат». Например, пишет поэт стихотворение, обращаясь не к прошлым любовям и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments