Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Науку интересует...

Дома снова холодные батареи. Мечтаю о камине. О печке. Без раздражения, с надеждой на отопительный сезон. Когда-нибудь он будет открыт. Я, например, в это верю.
Пекинец тоже мерзнет, но счастлив собачьим счастьем -- рядом ходит и разговаривает привычный ему человек. Привычный пекинцу человек владеет волшебным для собаки миром большого ящика -- холодильника, в котором спрятаны сыр и любимая пекинцем сметана.
В парикмахерской всякой женщине могут поднять настроение. Вот и мне помогли с настроением сегодня вечером. Мастер своего дела снял с моей головы лишнюю стружку. Как-то полегчало. И помолодело слегка.
"Как была брошена бабушка Уэзерол" Кэтрин Эн Портер -- неадекватный рассказ. Фантастический, правдивый.
"В искусстве адекватного нет... это сфера непредсказуемого", -- сказал Ю. М. Лотман. Точное определение сферы искусства. Дайте бабушке Уэзерол слов и немного жизни: после непрощения нет никакой боли. Но это потом -- на рубеже света этого и возвращения непрощения, напоследок.

Науку интересует экспериментальная сфера сознания: "взаимовлияние предсказуемых и непредсказуемых процессов". Последнее интервью с Ю. М. Лотманом -- здесь (как в воду глядел): http://vivovoco.astronet.ru/VV/PAPERS/ECCE/INTERLOT.HTM

Ефим Честняков и детство

У меня перерыв в делах булгаковских. Я почти засыпаю. Напряженные были дни, но прорвемся. На детской площадке смеется голосистая пьяная женщина. Я тут вспомнила, поговорив по Скайпу с родителями, картинки своего детства -- сюжеты художника Ефима Честнякова. Они меня до сих пор завораживают. В квартире летают ночные бабочки... на свет прилетели.


На Чистых прудах

Вчера ездила за воспоминаниями Ганса Грундига "Между карнавалом и великим постом". Грундиг -- один из любимых художников моего папы. "Между карнавалом...", еще до моего рождения, была в нашей домашней библиотеке, но потом куда-то делась. В августе сын отвезет книжку родителям.
Потом поехала на Чистые пруды. Надо было отправить Э.А. два экземпляра "Борьбы за роман "Белая гвардия"..." -- в Торонто. Отправила заказной бандеролью.
Купила воды, села на берегу пруда и читала воспоминания художника. Если отбросить коммунистические вставки, интересные воспоминания. В детстве Грундиг, чтобы понравится сверстникам, накормил свою младшую сестру мухами. Не один, все дети, игравшие в то время во дворе, увлеченно ловили мух и приносили девочке, лежавшей в коляске. Девочка ела. Еще, ну это уже от голода, Грундиг любил глаза селедки. Какие портреты он писал, когда вырос! Жены Леи, например.
Я же кормила воробьев остатками банана. Воробьи ели и просили еще. Рядом со мной, в тени лип, вдруг появились двое с пакетом. Из пакета они достали стаканы и коньяк. Быстро выпили. И пропали. Их место занял одинокий молодой человек. Он сел на землю, совсем близко к воде, и стал смотреть на воду. Вокруг него -- его плотное несчастье. Пока не развеялось.

Прислониха и Симбирск. Перед отъездом

Портрет моего прадеда -- Иоанна Ахматова (автор -- В. К. Дмитриев, мой отец):
IMG0013A

Прислониха. Перед дождем -- малина на столе:
IMG0090A

Икона "Троеручица", удивительного письма -- на коре (подарок отца):
IMG0094A

Вовка спит в Прислонихе (сын не разрешал себя фотографировать: он не успел постричься перед приездом в деревню; это -- причина, якобы):
IMG0031A

Желтые гладиолусы в городе (мы с мамой купили у старушки за пятьдесят рублей):
IMG0084A