Category: цветы

Category was added automatically. Read all entries about "цветы".

Весна в Химках

Вернулась из отдела газет РГБ.  Не слишком верю в мистику, но что-то слишком часто видела я сегодня как бы знакомые лица. Двоих даже вспомнила... почти опознала. Однако те, да не те. Как всегда. 

Один из этих фантомных встречных, скорее всего, тоже меня  узнал. Смотрел печально (возможно, очень грустно вглядывался, но мое сникшее зрение размывает превосходную степень): мол, что же... вот так.  По Кафке буквально: «Вообще на такие разговоры и согласия не дают и отказа не бывает».  Второй — не заметил, так как был увлечен чтением (видимо, очередного фантастического текста). Дай нам Бог здоровья...

О М. А. Булгакове заметки встречаются и в русскоязычной прессе, выходившей на оккупированных немцами территориях, например, в 1943 году. Булгакова как Есенина, конечно, не развернешь для агитации, но на «загубленный талант» нажать можно — «писатель под запретом» и т. д.

В Химках поют невидимые птицы,  а летают — подшивки в отделе газет. 

Снова мечется по стране чудес любимый белый кролик. Вот же — друг с детства. Месяц март обещает быть вполне рабочим, не без стариковского шепота: «Мимоза... мимоза». Говорят, она бывает еще комнатная,  стыдливая. Mimosa pudica. Умеет, говорят, за себя постоять...

Ему не жить, или Захотим, можно пальцем отковырнуть

После очередного похода в театр («Мужья и жены», МХТ) я зашла в магазин — за яблоками, хочется яблок, и за сигаретами.  

Сигареты я покупаю, спеша домой после рабочего дня, в поселковой табачной лавке. Если возвращаюсь домой поздно, то покупаю я их в придорожной Москве, в магазине «Цветы». 

В «Цветах» существует, прижавшись к правой стене, аккуратный табачный киоск. 

Пока продавщица сигарет маялась с пятитысячной купюрой, всегда подозрительной, если юноша случайный и розовощекий ее в табачную лавку принес, за мной образовалась очередь — небольшая: двое, видимо, сослуживцев, рассуждающих о том, что какая-то их халява — кончилась. Так как халява, увы, не может не кончится. 

Что тут скажешь. Да ничего.  

Вспомнили эти двое о китайском вирусе -- саспенс держит человека-сапиенса в анекдотическом состоянии:

— Алкоголь все расщипляет, даже табак. Вирусы от него тоже дохнут, любые. И этому, если бухнул, не жить. 

— Нам не грозит...

Вспомнила «Ярмарку в богадельне» Дж. Апдайка: «А ни хрена, захотим, можно пальцем отковырнуть». Не слишком я к этому тексту привязана, к тайнописи этой печальной. О себе вычитывает человек, но никогда, ни в каком возрасте, почему-то не доходит до собственной сердцевины цинизма.

Может, и хорошо, что не доходит: не всякое заблуждение — уму противно. 

В магазин «Цветы» завезли розы, тюльпаны... открытки с надписью — «Я люблю тебя».     

Глядя на огонь

Перед отпуском -- двадцать дней работы. Надо все успеть, а голова и прочие детали "скафандра" -- уже в разброде, с трудом подчиняются. Чай крепкий не помогает, надо купить меда. На прошлой неделе закончила порцию дел, а закончив, поняла: еще не всё... надо подпрыгивать дальше. За окном клен удивительно изящный, молодой. С райским намеком у него листья-навершия -- будто краденые у винограда.
Взялась за новый текст, обещала сдать к концу июня. Но хочется, если честно, не плясать от печки, а греться от нее. Глядя на огонь. Вот это лето...
Прочитала у Л. С. Петрушевской: "буйный, цветущий старик, переводчик и профессор..."

Элвис Пресли, кофе и сирень

Вчера разбирала булгаковские дела. Поговорила с Вовкой по телефону. Он прочитал "Доктора Живаго". "Борется" с образом Лары. Так они и растут... точнее -- мы.
Сегодня (уже второй день) слушаю, подтанцовывая мысленно, Элвиса Пресли. Махровая сирень зацвела под моим балконом... она через год, как ей и положено, цветет буйно. Я помню ее еще совсем хрупкой, не такой кустистой, моя бабушка ее посадила.
Кофе сегодня особенно душистый.

Сэлинджер и вокруг

Прошлой ночью снова пришла бессонница, а я уже решила, что пришла веселая вторая молодость (работаем с огоньком, а потом -- сон младенца) и победила бессонницу. Между нужными чтениями (рабочими) прочитала рассказ Сэлинджера "И эти губы, и глаза зеленые...", в котором, как известно, ничего кроме телефонного разговора не происходит. В этом рассказе есть рецепт победы над пошлыми видениями... и никто не внакладе. Да, чтобы увидеть и воссоздать увиденное, надо увидеть себя частью этого частного и этого целого, только в таком случае происходит распределение любви по всем персонажам. И они оживают, живут. Ну это ладно...
Никак не могу поверить в красоту этой весны: черемуха цветет и яблони (густо!). Сирень на подходе. Эх, жаль, что в этом году Вован не принесет мне букет сирени, я привыкла к этим ежегодным его букетам, но никогда не напоминаю, он сам эту традицию установил и блюдет. Я говорю в настоящем времени: букета в этой весне нет, но он как бы есть. Все равно.
Завтра в РГАЛИ. Сегодня и вчера -- именной указатель к первому тому булгаковской библиографии.
За окном басом лает собака -- ей не нравится салют.
С праздником! Будем жить без войны, надеюсь.

Сирень цветет, одуванчики веселые

Приехала из РГБ. Всё искомое нашлось и даже больше: привела в порядок текущую "картотеку проверки", похудела она заметно, и это хорошо. Почти истаяла вся.
В Быкове сирень цветет, одуванчики веселые. Надо садиться за эпистолярий: писать ответы друзьям. Однако в голове -- сплошные одуванчики, Амфитеатров с его "РоККовыми яйцами" и греческий сыр, забытый в магазине. Ещё невесть откуда выплывший Вийон -- с "Балладой о повешенных" и с переводчиком баллады на русский, Ильей Эренбургом: "Взглянул и помолись, а Бог рассудит". Ну что это такое? Подожду немного -- пафос сам улетучится. Он у меня долго не гостит.